Сведения об авторе

dad_with_sons
Это я с моими детьми Данилой и Никитой. Никита только что родился.

 

mom_with_sons
Это моя жена Марина с детьми. Никита только что родился.

На этих фотографиях изображены я, моя жена и двое моих детей. Младшему около часа – он только что родился. Никто не будет сомневаться, что это совершенно нормальная счастливая семья, смотрящая в будущее. К этому времени я был также на вершине своей профессиональной карьеры, поскольку после того, как я получил US Green Card, директор Национального Центра Биотехнологической информации предложил мне занять официальную позицию федерального правительства США «staff scientist». Кажется, моя жизнь к этому времени вполне удалась, но буквально через пару месяцев со мной произошли трагические события, когда после небольшого семейного конфликта с женой, я был объявлен «страшным врагом США» и выслан из страны пожизненно без права возврата назад. С того времени прошло больше 10-и лет, но я постоянно думаю и анализирую всё что со мной произошло. Для начала я кратко расскажу свою биографию.

Автобиография.

Я родился в 1964 году в Москве в русской семье. До четвёртого колена все в моей семье чистые русские. Вопросы могут быть только по поводу моего прадеда по прямой отцовской линии. Он воспитывался в детском доме, где ему дали фамилию Пушкин. Мой прадед пропал без вести во Франции во время первой мировой войны. От него осталась всего одна фотография, присланная из Парижа. Моя прабабка 1886 года рождения дожила до 92-х лет, была очень набожным человеком и от неё я хорошо понимаю, что такое русская национальная религия.  Интересно, что если бы моя прабабка не взяла обратно свою девичью фамилию Шавырина, то я мог бы быть Пушкиным.

По материнской линии дед был из Тамбовской области, а бабушка из подмосковной деревни Бирюлёво. По отцовской линии бабушка была из Рязанской области, а дед был москвичом. Прабабка, от которой получил фамилию и вся её многочисленная родня родом из  города Калязин и других городов на Волге. Моя мама всю жизнь проработала в организации, занимавшейся проектированием нефтеперерабатывающих заводов во многих странах мира. Отец долго работал на фирме НПО «Астрофизика», которая в совейское время разрабатывала оборонные проекты по тематике «Звёздных войн».

С самого раннего возраста я интересовался вопросами науки и техники и после того, как в седьмом классе выиграл городскую олимпиаду по физике в Москве, получив диплом 1 степени – поступил в лучшую физико-математическую школу города Москвы. Моя 179 школа в 1981 году заняла первое место в комплексных соревнованиях по физике среди всех школ города Москвы. После окончания школы я поступил в Московский Физико-технический институт, где несколько лет проходил практику на фирме НПО «Астрофизика», где занимался тематикой связанной с программой «Звёздных войн». Поначалу я хотел идти по тропе моего отца, но скоро понял, что стратегия «закрытых контор и научных тем» противоречит моей открытой натуре и я ушёл из фирмы моего отца в свободное плавание. Я перешёл в теоретическую группу факультета Общей и Прикладной Физики и в результате защитил диплом по теме «Внутрирезонаторная лазерная спектроскопия».

После окончания МФТИ, я два года служил в армии по свое второй специальности «лейтенант ракетных войск стратегического назначения». Моя служба проходила в Амурской области в крупной ракетной дивизии РВСН, которая в настоящее время уже много лет трансформируется в новый российский космодром. После возвращения из армии, я устроился работать в самом центральном физическом институте России – ИОФАН – Институт Общей Физики. Моя комната находилась в десяти метрах от  кабинета Нобелевского лауреата, изобретателя лазера академика Прохорова. К тому времени Интернет только начал развиваться и я принял активное участие в освоении Интернета в ИОФАН. Благодаря Интернету, я познакомился с известным профессором из Массачусеттского института WPI и он пригласил меня в США учиться в аспирантуре. Так, я уехал в США в первый раз.

В первой половине 90-х годов компьтерные технологии развивались с такой грандиозной скоростью, что я просто потерял всякий интерес к физике и занялся изучением операционных систем, программирования и сетевых протоколов. Очевидно, что мои новые интересы не могли понравится факультету физики и мне было предложено покинуть факультет. Но, моих фактических знаний и опыта в компьютерах к тому времени было явно недостаточно, чтобы посупить на компьютерный факультет. В результате я вернулся в Россию, где был принят на работу в американскую компанию UNISYS Corporation, которая в то время занималась разработками банковских информационных систем в Сберегательном Банке Российской Федерации. После нескольких месяцев работы, я связался с моими старыми приятелями из МФТИ, которые открыли свою компанию про производству программного обеспечения в области микробиологии. Когда у них возникла позиция сабконтрактора на правительственный проект – я уехал в США во второй раз. Русская компания InforMax Inc. была сабконтрактором той же фирмы UNISYS Corporation с федеральным правительством по программе человеческого генома. Так, я начал работать на федеральное правительство США.

Во второй раз я уехал уже с молодой женой, родом из маленького украинского города на которой я женился в то время, когда работал в Москве. Моя жена Марина никогда не работала и занималась только домашним хозяйством, а я был полностью поглощён написанием компьютерных программ используемых в научных исследованиях, связанных с микробиологией и генетикой. У нас родилось двое прекрасных детей и за месяц до трагедии мне была предложна официальная позиция в Department of Health and Human Services – staff scientist. Теперь я расскажу историю моих отношений с моей бывшей женой, чтобы объяснить природу произошедшей катастрофы.

Я познакомился с Мариной в Крыму, на берегу Чёрного моря. Наша встреча произошла совершенно бытовым образом – я был в туристической группе, которая совершила поход по крымским горам и в конце мы пришли в город Судак, на берегу Чёрного моря где жили в гостинице. Я встретил Марину на танцплощадке. Мы пошли к морю, у меня была гитара и я много её пел песен Высоцкого, Розенбаума и Визбора. Не знаю, что это было для неё, но для меня это была «любовь с первого взгляда». После того, как я вернулся из крымского похода – я уехал служить в армию и оттуда писал ей огромное количество писем.  Одно моё письмо могло быть размером с общую тетрадь. Марина также отвечала мне длинными и проникновенными письмами. Наш «роман в письмах» вылился в большое путешествие по СССР. Когда я приехал домой в отпуск, то вначале она приехала ко мне в гости, потом я к ней – потом мы были в Одессе и провели почти неделю у моих приятелей в Ленинграде. Наше рандеву правда закончилось без особых продолжений – она вернулась в свой Днепропетровский университет, а я в Амурскую область в ракетную дивизию.

Наши письменно-телефонные отношения возобновились после того, как я вернулся из армии. Я ездил к ней в гости, но также никаких позитивных изменений в наших отношениях не наблюдалось… даже когда я уехал в США в аспирантуру – и то я звонил ей на Украину достаточно регулярно…

Ситуация изменилась кардинально, когда я в первый раз вернулся из США, стал работать на известную американскую фирму и у меня появилась перспектива уехать в США снова. Марине к этому времени было уже 25 лет… пора замуж, никаких особых вариантов у неё не было и по-видимому она решила, что со мной у неё жизнь будет устроена. А то, что она меня совсем не любила… стерпится… слюбится. Некоторые женщины считают, что не бывает нелюбимых мужчин – бывает мало денег. Через несколько месяцев после свадьбы, я таки уехал снова в США, теперь уже с женой.

Если человек обладает достаточно сильным характером, а у моей бывшей жены характер был очень сильным, то хроническая зависимость от другого человека и от обстоятельств воспринимается очень болезненно. С одной стороны, Марина жила, как «у христа за пазухой» — её не нужно было работать, только заботиться о детях. С другой стороны такая зависимость от человека, которого она не любит разно или поздно привела к не только полному равнодушию к его проблемам, но и к подсознательному желанию освободиться от зависимости и стать свободной. Пока у меня не было Green Card она также зависела от меня юридически и в случае чего должна была покинуть США вместе со мной. После того, как она как моя жена тоже получила Green Card – она получила юридическую независимость и стала чувствовать себя значительно более независимой от меня. В результате – главными причинами произошедшей трагедии было её равнодушие к нелюбимому человеку и подсознательное желание освободиться от него.

Мы никогда не ссорились с моей женой. Я никогда не трогал её и пальцем, я вообще за свою жизнь не ударил ни одного человека. Весь трагический эпизод занял не более трёх минут. Всего три минуты… и полностью уничтоженная жизнь…. Это надо уметь…

У меня на работе возникли небольшие проблемы с начальством – ничего особенного ситуация вполне рабочая и нормальная – у всех бывает и нужно мне было рассказать о своих проблемах моей жене… Ей вдруг почему-то показалось, что мне обязательно нужна помощь психолога. В одной из рекламных брошюр, которые бросили к нам в ящик или в какой-то газете она прочитала, про «центр психологической помощи» и решила позвонить туда для того, чтобы они мне «помогли». Очевидно, что это была большая глупость… по крайней мере я так это воспринял… зачем мне помощь психолога… К тому же я исключительно болезненно отношусь к любому вмешательству в свою жизнь – особенно каких-то неизвестных «психологов», поэтому я очень строго запретил ей куда либо звонить на мой счёт. До этого я регулярно – каждый день по утрам посещал фитнес центр и даже смог сбросить почти 10 килограммов веса. Прямо перед происшествием – я собрал из комплектующих новый компьютер и занимался его тестированием. Перед приездом домой я купил новый CD-ROM и тестировал его. Возможно, Марина посчитала что её во что бы то ни стало звонить в этот психологический центр но она стала настаивать на этом. Я тестировал новый компьютер и не хотел пускаться в длительные дискуссии. Я просто отключил в доме телефон и отобрал у неё мобильник, чтобы избежать проблем.

Когда я вышел из дома, чтобы взять из машины CD для тестовой записи, то увидел, что жена сидит в моей машине и по моему телефону пытается куда-то звонить. Увидев меня она сильно испугалась и попыталась в панике закрыть дверь. Мне просто адреналин ударил в голову от такого поведения…, а открыл дверь, вошёл в машину, забрал у неё из рук телефон и ПАРУ РАЗ ЛАДОНЬЮ СТУКНУЛ ЕЁ ПО НОСУ. Всё. После этого, я спокойно взял нужный мне CD, вернулся в дом, сел за стол и стал его копировать. Больше между нами ничего не было…. Но ситуация дальше развивалась очень печально – и полностью вышла из под моего контроля.

У марины был слабый нос и кровь из носа у неё и раньше могла течь сама собой. Но после того, как я её стукнул по носу – просто хлынула ручьём. Она таки дозвонилась в центр психологической помощи, но поскольку она так и не выучила английский язык, изъясняться могла очень слабо. Теперь уже никто точно не установит что именно она сказала или хотела сказать этому центру, но они это поняли, как сигнал классифицирующийся «suicide in progress». Насколько я понял – это означает, что человек уже одел петлю на голову и уже вот-вот выбьет из под ног стул. Непонятно, с какими целями люди обычно звонят в центр психологической помощи, но не исключено, что именно как раз по таким случаям… Поскольку кто-то уже скоро кончает жизнь самоубийством, вполне естественно, что психологический центр позволил 911 и полиция прибыла в наш дом – как раз когда закончилась запись моего CD диска. То есть ориентировочно несколько минут.

Они увидели – мужа спокойно сидящего за столом и копающегося в компьютере и его жену всю облитую кровью… а майка у Маринки была белоснежно-белого цвета. Женщина выглядела очень испуганной и совершенно вне себя. Её понять вполне можно – я никогда в жизни не трогал её и пальцем, а тут фактически набил её морду…  Поскольку у неё английский был никакой, да ещё она была вне себя от ярости она по-видимому наговорила полиции чёрт знает что. Когда меня арестовали и привезли в тюрьму, то заставили подписать протокол с таким содержанием, что у меня просто глаза полезли на лоб…. Я подписывать не хотел… но избежать этого я не мог. Смешно то, что чисто временные рамки не могли бы позволить всему описанному быть на самом деле. К тому же больше мне делать нечего – я же сидел и копировал мой диск…

На следующий день на предварительном слушании дела Марина заявила, что я хотел её убить. После этого мой бонд подняли до такой высоты, что ни при каких условиях я бы не смог выти на свободу до суда и провёл в тюрьме почти месяц. На суде марина взяла «пятую поправку» и отказалась выступать против меня Maryland took over the case, а следовательно взял на себя ответственность осудить меня по своему разумению не обращая внимание и на мои показания и на нежелание ответчика выступать против истца.

Я конечно подал апелляцию и следующий суд был уже судом присяжных. Марина не захотела участвовать во всём этом и просто уехала к себе на историческую родину. Таким образом, на втором суде я был совершенно один и при предъявлении фотографий испуганной женщины, в крови и с пометкой «хотел убить»… решение присяжных было единогласным… решение суда означало, что меня неизбежно должны лишить Green Card и депортировать из США без права возврата…. Поэтому я вначале сильно испугался и сам уехал в Россию… но потом всё же решил вернуться, представит перед законным судом и ещё раз попробовать доказать правду. В результате, я провёл в иммиграционной тюрьме США около года и был официально в сопровождении двух сотрудников депортирован из страны навсегда.

Теперь взглянем на ситуацию по факту. Что произошло? моя жена устранила надоевшего её мужа, получила самостоятельность, которая заключалась в том, что она немедленно села на пособие по безработице и стала работать за наличные, ухаживая за старыми людьми. Она также присвоила себе все вещи, которые были куплены в результате моей работы на федеральное правительство. Моя работа и перспектива накрылись медным тазом.  Поскольку моя судьба ей была безразлична – то она не сделала ничего, чтобы спасти меня и нашу семью, а её молчание на суде было только на руку моим обвинителям. Она лишила детей отца, а её мать, которая вообще никаким боком не приложилась к США, получила американское гражданство и отдельную квартиру недалеко от Вашингтона.

По моему, любой хороший адвокат, специализирующийся по делам семьи и брака может ясно понять что если поднять эту историю, собрать достаточно материала, то у моей жены против меня нет ни одного шанса на выигрыш. По факту — она совершенно хладнокровно устранила своего мужа, используя при этом особенности американского правосудия с целью устроить свою жизнь и жизнь своих украинских родственников.

Авторский литературный проект Сергея Шавырина