«Анджело». По уставу правильно стрелял.

layka2
Собака Лайка. Первый космонавт

Что будет если бох вернётся к своему наместнику, чтобы судить его праведные дела? Изабелла Кастильская, Торквемада и папа Пий V. Каков вердикт должен быть вынесен христианству если по закону были сожжены богородица и Святой Пётр? Нравственная сторона подвига первого космонавта, собаки Лайки. Кто и в какой степени виновен в поэме «Анджело» с точки зрения мирского и «божьего» суда?

На первый окрик «Кто идёт?» он стал шутить,
На выстрел в воздух закричал: «Кончай дурить!»
Я чуть замешкался, и не вступая в спор,
Чинарик выплюнул — и выстрелил в упор.

В.С. Высоцкий «Рядовой Борисов»

Поэма Пушкина «Анджело», напечатанная в 1834 году, была встречена всеобщим недоумением и про неё вскоре забыли. Критики не видели в ней «актуальных вопросов жизни» и принимали за простую стилизацию под Шекспира. В коллективном труде «Пушкин: Итоги и проблемы изучения» В.Б. Сандомирская говорит, что замысел поэмы «до сих пор остается в значительной мере «белым пятном» в исследовании идейно-творческой эволюции Пушкина». В одном из черновых рукописей, поэма содержала подзаголовок «Повесть, взятая из Шекспировской трагедии «Мера за меру». Шекспир написал свою трагедию по мотивам популярного рассказа, распространявшегося в эпоху Возрождения, не только в виде устного предания, но и в новеллистической и драматической обработке. Возлюбленная или сестра приговоренного к смертной казни просит у судьи о его помиловании; судья обещает исполнить ее просьбу при условии, что она за это пожертвует ему своей невинностью. Получив желанный дар, судья, тем не менее, велит привести приговор в исполнение; по жалобе пострадавшей правитель велит обидчику жениться на своей жертве, а после свадебного обряда казнит его. У Шекспира глава государства исчезает, объявляя себя или умершим или путешествующим, и оставляет вместо себя сурового наместника. Строгость наместника не исправляет, а только ухудшает дела в государстве. В конце концов, подлинный глава государства возвращается, наказывает виновных и утверждает «хороший порядок». Как раз в то время, когда Пушкин написал поэму «Анджело», в России появился некий Фёдор Кузьмич, по поводу которого возникла легенда, что он император Александр I, не умерший, но ушедший странником по Руси. Это было за сорок лет до крестьянской войны Пугачёва, объявившего себя выжившим царём Петром III.

«Наместником бога на Земле» называют Римского Папу. Если бог, подобно Гаруну аль-Рашиду, уступил своё место только временно, то почему бы ему не вернуться и не рассмотреть деяния своего «наместника» по факту совершённого? В поэме «Великий Инквизитор», Иисус снисходит на «стогны жаркие» южного города, в котором

всего лишь накануне в «великолепном автодафе», в присутствии короля, двора, рыцарей, кардиналов и прелестнейших придворных дам, при многочисленном населении всей Севильи, была сожжена кардиналом великим инквизитором разом чуть не целая сотня еретиков ad majorem gloriam Dei [1]. Он появился тихо, незаметно, и вот все — странно это — узнают его. Это могло бы быть одним из лучших мест поэмы, то есть почему именно узнают его. Народ непобедимою силой стремится к нему, окружает его, нарастает кругом него, следует за ним. Он молча проходит среди их с тихою улыбкой бесконечного сострадания. Солнце любви горит в его сердце, лучи Света, Просвещения и Силы текут из очей его и, изливаясь на людей, сотрясают их сердца ответною любовью.

Несмотря на «лучи Света, Просвещения и Силы», он попадает в полную власть Инквизитора и тот очень популярно объясняет своему собеседнику, что тот первый, кто заслужил сожжения на костре, потому что пришёл им «мешать». В поэме у Пушкина, появление в городе реального правителя Дука, приводит всех в восторг. Все узнали его, протягивают к нему руки и он приступает к суду над Анджело. Если Великий Инквизитор приговорил Иисуса к смерти, то какой вердикт должен быть вынесен Инквизитору? И если в конце концов Иисус получил прощение от «наместника» и отпущен на «тёмные стогна града», то какой уровень прощения заслужил Инквизитор?

Имена и сюжет поэмы «Анджело» имеют отношение к истории христианства в Западной Европе. Изабелла I Кастильская была легендарной Испанской королевой, при которой в Испании была в 1479 году введена священная инквизиция одиозным Томасом Торквемадой. Изабелла отличалась строгим и непреклонным характером, богобоязненностью и самонадеянностью. В 1492 году все мавры и евреи были изгнаны из Испании. Это был первый большой еврейский погром в истории, начавшийся в 1391 году. Вся псевдо-испанская культура евреев при этом была полностью уничтожена, язык ладино перестал существовать. Приблизительно с этого времени начался новый период еврейской истории, который привёл к возникновению псевдо-германской культуры и языка идиш.

Введением строгих законов против прелюбодейства отличился Папа Пий V. Это тот самый папа при котором Джордано Бруно начал свою научную деятельность, став монахом в монастыре Святого Доминика. Пий V обладал особой монашеской суровостью, которую выставлял напоказ. Он носил грубую рясу, неукоснительно соблюдал все посты, босой участвовал в процессиях. Будучи защитником строгой нравственности, Пий V начал исправлять человеческие нравы. Аббатисам приказал не нанимать на работу мужчин, запретил девушкам содержать харчевни, неженатым нанимать служанок, женатым посещать кабаки. Швейцарам своей гвардии, привыкшим к разгулу, приказал жениться. Пий V издал законы против роскоши, определил покрой и цвет платьев, которые требовалось носить честным женщинам. Наконец он объявил что заставит всех блудниц платить налог на прибыль в казну. Самым знаменитым куртизанкам Пий V приказал срочно выйти замуж, навсегда отказаться от своей профессии или убираться вон. Десятки красавиц, оскорблённых таким отношением к их стилю жизни, гордо покинули Рим. Эпиграфом к четвёртой главе Евгения Онегина является фраза «Нравственность в природе вещей». Подразумевается, что поступок действие или событие само по себе и само в себе не может быть «хорошим» или «плохим». О том, каков поступок можно судить только рассмотрев всю цепь связанных событий, мыслей и желаний, а также все последствия поступка. Одно и то же действие в одной ситуации может быть добром, а в другой совершенным злом.

Дук это чувствовал в душе своей незлобной
И часто сетовал. Сам ясно видел он,
Что хуже дедушек с дня на день были внуки,
Что грудь кормилицы ребенок уж кусал,
Что правосудие сидело сложа руки
И по носу его ленивый не щелкал.

Имеет ли дед, умудрённый опытом, преимущество в суде перед своими внуками? А если младенец кусает грудь кормилицы, то нужно ли его за это наказывать, ведь он же ещё ничего не понимает. Нужно ли наказывать животных? Как должно вести себя правосудие если всякий, кому не лень, будет «дёргать его за край одежды»? И главное — что конкретно должно быть наказано: само преступление, желание сделать преступление или агитация третьего лица на совершение преступления?

Однажды я гулял с моей собакой около церквушки, неподалёку от дома. Местный священник, увидев Альку, долго рассуждал на тему о том, что доброта и преданность собаки делает её «ходячим евангелием», что у собак люди могут научиться самым высоким и чистым чувствам. Когда я проходил мимо входа в церковь, моя Алька случайно прыгнула на первую ступеньку, ведущую в церковь. Тот же священник громко и строго закричал на меня «Уберите отсюда животное!». Оказалось, что если собака входит в помещение церкви, то настолько его оскверняет, что после этого может потребоваться вторичное освящение предела. Так кто же получается собака — «ходячее евангелие» или «скверное и грязное животное»?

В поэме «Анджело» «истинный правитель» уступает своё место «наместнику», который совершает суд от его имени. Казни происходят по пятницам. Пятница — это тот самый день, когда был казнён Иисус. Анджело вспоминает старый закон о том, что за прелюбодеяние положена смерть и первым попадается молодой патриций Клавдио. Он любит девушку и готов представить её своей женой, однако склонил её к внебрачной жизни перед формальным браком. По факту его вина чисто формальна. Исходя из буквы закона его требуется казнить, однако с нравственной точки зрения он не совершил никакого преступления. В данном случае следование букве закона является нравственным преступлением. У Шекспира, девушка уже была беременной, значит казнив отца, закон к тому же осуждает ребёнка на сиротство.

Приятель Клавдио, Луцио — «гуляка беззаботный, повеса, вздорный враль» с точки зрения формального закона неподсуден. Прямой аналогией Луцио является Зарецкий из шестой главы Евгения Онегина. Зарецкий сам никого не убивал, действовал строго в соответствии со старыми дуэльными традициями, но именно он, своим желанием повеселиться, довёл ситуацию до трагического конца. В разговоре с сестрой Клавдио Изабелой, Луцио возбуждает в ней женские чувства и фактически призывает её соблазнить Анджело. По характеру, Изабела, хотя и готовится к постригу, чем-то напоминает профессиональную проститутку. К чувствам она относится с абсолютным холодом, однако неплохо умеет возбудить мужчину чтобы тот потерял голову. При этом её собственная голова остаётся совершенно спокойной. Луцио заставляет Изабелу соблазнить Анджело. Если в строгом судье просыпаются реальные человеческие чувства, да ещё так, что он забывает и про закон и про свой долг, то является ли это преступлением? С формальной точки зрения перед мирским законом он преступник, однако разве могут быть преступны реальные и живые чувства, являющиеся главным достоянием любого человека? Чувства же Луцио, который только и хочет, чтобы увидеть чужой разврат, позитивными назвать трудно и в то же время только благодаря Луцио холоднокровная Изабела смогла разбудить душу у Анджело. Всё что фактически предлагает Изабела для спасения брата – молитвы и проч. является ничего не значащей фикцией, на которую Анджело не реагирует. Когда же он влюбляется в Изабелу и мечтает о том, чтобы провести с ней ночь, это совершенно не входит в желания Изабелы.

Изабела абсолютно эгоцентрична. Все её возвышенные слова о «великих дарах не суетных, но честных и добрых» для неё не обладают никакой ценностью. Но как только затронуты её личные вопросы, она тут же превращается в тирана, готового спокойно видеть и смерть своего брата и, не дрогнув, обесчестить Анджело. Нравственно-религиозная догма, исповедуемая Изабелой так же бесчеловечна и бесчувственна, как и закон Анджело. Они оба обрекают Клавдио на смерть. Когда брат Изабелы только намекает на то, что она могла бы спасти его той же ценой за которую она хочет получить прощение, Изабела тут же посылает Клавдио страшные проклятия:

Трус! тварь бездушная! от сестрина разврата
Себе ты жизни ждешь!.. Кровосмеситель! нет,

Сразу вспоминается диалог Катерины Ивановны и Грушеньки в книге «Братья Карамазовы». Как только Грушенька затронула вопрос, который действительно волнует Катерину Ивановну, та сразу закричала «Продажная тварь!». Не исключено, что в Изабеле нарисован психологический портрет Марии, той самой которая стала известна под титулом «богородица». Попыталась бы мать Иисуса вытащить его из лап римской инквизиции или же обрекла на смерть, спасая собственное тщеславие? Психологический портрет Изабелы в чём-то напоминает Жанну Д`Арк и Марину Цветаеву. Если бы Мария-богородица родилась снова в виде Жанны Д`рк, то христианской церкви ничто бы не помешало её сжечь. О каких нравственных принципах можно говорить в этом случае и какой вердикт по этому поводу должен ожидать католическую церковь?

Святой Пётр, считающийся, согласно евангелию, в христианстве первым «наместником», перед лицом римского правосудия трижды отказался от Иисуса и не попытался спасти от казни. Это не помешало Петру позже возглавить новое идеологическое течение, где главным кумиром стал его бывший друг. Джордано Бруно родился недалеко от Капри, того самого острова к которому был так неравнодушен похожий на него по характеру Максим Горький. Бруно, в попытках проповедовать свободу мысли, возненавидел и католиков и реформаторов и англикан. Особенно он ненавидел «реформаторов» и восклицал, что их надобно давить как гадюк и саранчу. Святой Пётр, согласно евангелию, вначале ненавидел Иисуса как реформатора, но в последствие сам стал первым реформатором иудаизма.

Церковь ненавидела Джордано Бруно. Проведя десять лет в застенках инквизиции, он так и не отрёкся от своих оппортунистических взглядов и был сожжён на площади Цветов. Это было поразительно даже для самой инквизиции. Горький стал вождём советских писателей и литературного направления «социалистический реализм». Жанна Д`Арк и Джордано Бруно были репрессированы одним и тем же способом, но если девушка была таки реабилитирована и причислена к лику святых, то Джордано Бруно до сих пор проклят престолом Святого Петра. Интересно, что на своей родине да и вообще в католическом мире он настолько игнорировался, что единственным источником, из которого известна значительная доля сочинений Джордано Бруно, стал «Московский кодекс» или «Кодекс Норова», названный так по имени крупного российского библиофила А.С. Норова, купившего рукопись для своей коллекции и впоследствии передавшего её Румянцевскому музею.

Существует историческая аналогия, связанная с развитием космической техники в СССР. Первой собакой отправленной в космос была Лайка. Истинные обстоятельства смерти Лайки были окончательно рассекречены только через 45 лет после её гибели. Сотрудник института медико-биологических проблем Дмитрий Малашенков сообщил на конгрессе в Хьюстоне, что Лайка погибла всего через несколько часов после старта — от перегрева и стресса. В течение 7-и дней СССР передавал данные о самочувствии уже умершей собаки. Торопясь запустить второй спутник к всенародному празднику Великой Октябрьской Социалистической Революции, конструкторы решили не отстыковывать последнюю ступень ракеты от кабины с Лайкой. Вероятнее всего, именно из-за этого накалилась кабина, и Лайка просто задохнулась в своём «металлическом гробу» где-то на четвёртом витке вокруг Земли. Только через пару месяцев после запуска… уже после праздника Великого Октября появилась конструктивная возможность нормального возврата животного на Землю. Газета «The New York Times» в своём номере от 5 ноября 1957 года назвала лайку «самой лохматой, самой одинокой и самой несчастной собакой в мире». А можно ли её назвать «ходячим евангелием»?

Но вот что особенно интересно. Специальная комиссия из ЦК и Совета министров не поверила, что Лайка умерла из-за конструктивной ошибки и приказала провести эксперименты с похожими условиями на Земле. В результате этих мероприятий погибли ещё две собаки. Похоже на то, что для изучения конструктивных ошибок, в результате которых погиб Иешуа в Иудее, небесными конструкторами было проведено ещё два эксперимента, повторивших условия иудейской трагедии. Жанна Д`Арк была сожжена как ненужный и опасный символ, имевший большое влияние в народе и не отвечавший интересам «Меча Кесаря». Джордано Бруно был сожжён как инакомыслящий и борец за свободу мысли, а также за свой непримиримый, «каменный» характер.

В повести «Анджело» появляется некая Марьяна, жена Анджело, тоже обладающая ярким психологическим портретом. Она была отстранена, из-за «молвы». Марьяна характеризуется, как «душа нежная, печальная и смиренная», «тихо плачущая за пряжей».

Пускай себе молвы неправо обвиненье,
Нет нужды. Не должно коснуться подозренье
К супруге кесаря.

Обладает ли «молва» силой исполнительной власти? Если человек третируется не по факту, а по наличию «неправого обвинения молвы» — то является ли судья преступником и как можно судить «молву»?

И Беда с того вот дня
Ищет по свету меня.
Слухи ходят вместе с ней с Кривотолками.
А что я не умерла,
Знала голая ветла
Да еще перепела с перепелками.[2]

Жена кесаря смиренно переживала своё изгнание, но как она проявляет себя потом? Возникает фантастическая ситуация, когда Марьяна должна переспать с собственным мужем и он при этом ничего вроде бы не замечает. Марьяна возвращается от мужа «бледная», но успешно обманувшая мужа. Можно предположить, что женщина может очень хорошо отомстить своему мужчину в постели за фактическую измену — ведь тот думает что спит с любовницей. Может быть именно поэтому Анджело не прощает Клавдио, и приказывает немедленно казнить узника. В последней сцене, когда Дук хочет казнить Анджело как «торгаша и обольстителя», Марьяна заступается за него и требует его простить. Она достаточно властно обращается к Изабеле, чтобы та подняла хотя бы руку в защиту. Изабела подчиняется требованию властной Марьяне, но называет себя как главный фактор падения Анджело. Насколько справедливым является прощение Дука? Став вновь владелицей своего мужа, Марьяна, вряд ли так просто отпустит ему то, что он с ней совершил. Жизнь с такой «законной» женой для Анджело может стать мучительнее, чем простая казнь и формальное прощение может превратиться в строгое нравственное наказание.

Примечания

  1. Девиз ордена иезуитов (от лат. Jesus — Иисус) «к вящей славе Божией», учрежденного в XVI в. испанцем Игнатием Лойолой (1491—1556)
  2. Владимир Высоцкий «Я несла свою беду»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *