Маленькие трагедии А.С. Пушкина о больших причинах возникновения христианства.

don_guan

Общая тема для всех «Маленьких трагедий» А.С. Пушкина. Соответствие пьес «Маленьких трагедий» книгам Ф.М. Достоевского.  В чём главный драматизм создания христианства? Анализ пьесы «Скупой рыцарь».  Анализ пьесы «Моцарт и Сальери». Анализ пьесы  «Каменный гость». Анализ пьесы  «Пир во время чумы». ». Анализ пьесы «Сцена из Фауста».

«Маленькие трагедии» Пушкина включают четыре пьесы «Скупой рыцарь», «Моцарт и Сальери», «Каменный гость», «Пир во время чумы». Они были написаны во время «Болдинской осени» 1930 года. Эти произведения были созданы практически одновременно, однако никто не рассматривал их как часть одного замысла, а только как совершенно независимые произведения.  На первый взгляд действительно, кажется, что ничего общего у этих пьес нет. Я постараюсь показать, что все они в символической форме рассматривают четыре нравственно-этические проблемы, которые связаны с возникновением христианства. Можно также показать, что центральная идея, которая анализируется в каждой из «маленьких трагедий» в точности соответствует одной из книг Ф.М. Достоевского и может рассматриваться своеобразным расширенным эпиграфом к каждой из этих книг.

Ещё две пьесы – «Сцена из Фауста» и «Египетские ночи» обыкновенно к циклу «маленьких трагедий» не причисляют однако  в фильме «Маленькие трагедии», созданном режиссёром Михаилом Швейцером в 1979 году все эти шесть произведений рассмотрены вместе. В роли Дон Гуана снялся Владимир Высоцкий. Соответствие между пьесами и книгами Достоевское следующее:

Каменный гость  — Идиот
Скупой рыцарь — Подросток
Моцарт и Сальери  — Преступление и наказание
Пир во время чумы — Бесы
Сцена из Фауста — Братья Карамазовы

Так, о чём же могут рассказать маленькие трагедии Пушкина? Рассмотрим их по порядку.

Анализ пьесы «Каменный гость».

События, описанные в этом произведении коррелируют с тем, что произошло с Евгением в поэме «Медный всадник». Замысел живого человека был разбит о равнодушие природы, перед лицом бронзовой статуи Петра I. Живой человек может победить другого живого человека, но при единоборстве с бездушным и мёртвым миром его поражение неизбежно.  В начале пьесы, бох появляется в виде романтического Дон Гуана способного победить всех и вся, а также завоевать сердце любой женщины. Во второй части пьесы показано, каким Дон Гуану или богу представляется процесс завоевания сердца своего «верного идеала» в Иудее, которую символизирует Лаурой, чьё имя имеет ассоциативную связь с произведениями Петрарки. Он легко  убивает на дуэли бывшего друга Лауры Дона Карлоса. По-видимому, так «внеземной разум» полагал победить ту дохлую религию, которой жила его Лаура и заключить с ней «Новый завет» на новых принципах духовной свободы в духе испанских пьес.

Однако, ситуация стала развиваться совсем не по тому сценарию, какой предполагался в мечтах. Дохлая религия была действительно дохлой, но мёртвую статую командора, оказалось, победить несравнимо сложнее, чем живого Дона Карлоса.  Соперником оказалась не живая система, а некий суррогат, основанный исключительно на «хлебах», «чуде» и «мече кесаря».  При этом Донна Анна очень быстро перешла от траура к принятию Гуана, однако вызов командору, чтобы тот постоял на часах при их встрече, оказалось роковой ошибкой. Эта ошибка имеет параллель в Евгении Онегине. Ленский погиб не в схватке с живым соперником, а «невольником чести, оклеветанным молвой» по ошибке вызвав на дуэль хладнокровного и безразличного Онегина.

Произведение Достоевского «Идиот» показывает трагедию чистого чувства витающего в облаках при столкновении с реальным и бездушным миром. Книга очень детально анализирует, какие проблемы возникают в результате взаимодействия живого и мёртвого, мечты и реальности.

Анализ пьесы «Скупой рыцарь»

В книге Достоевского «Подросток», Аркадий Долгорукий так вспоминает «Скупого рыцаря»:

Я еще в детстве выучил наизусть монолог Скупого рыцаря у Пушкина; выше этого, по идее, Пушкин ничего не производил! Тех же мыслей я и теперь.

«Но ваш идеал слишком низок, — скажут с презрением, — деньги, богатство! То ли дело общественная польза, гуманные подвиги?»

Действительно, деньги, а в обобщённом смысле мертвый мир «хлебов», «чуда» и «меча кесаря» единственно даёт реальную власть в мире.  Однако мир мёртвой власти противостоит желанию Альбера сражаться на турнирах во имя великих идей, даже не смотря на то, что он очень просто может погибнуть. Он не может купить себе даже снаряжения для турнира, если не будет иметь денег, а копить деньги он не умеет и не любит. Чего стоит желание свободно выступать на турнире,  если  у него нет денег? Да и куда уйдут все ценности его отца если достанутся Альберу. Он их или прогуляет, или они будут разворованы, если Альбер погибнет.

Если весь запас мертвечины Ветхого завета, который держал в своих руках Скупой бох, был бы передан Ешуа-Альберу,  что бы тот с ним сделал? Наверное, загнал всё за красивый рыцарский шлем.

Анализ пьесы «Моцарт и Сальери»

Может ли «праздный гуляка» основать религию или вообще сделать что-то серьёзное?

Где ж правота, когда священный дар,
Когда бессмертный гений — не в награду
Любви горящей, самоотверженья,
Трудов, усердия, молений послан —
А озаряет голову безумца,
Гуляки праздного?.. О Моцарт, Моцарт!

Как можно соединить вместе серьёзность нового учения, церкви и проч. с юродством и дикими выходками горе-моше-аха? Может быть, он Моцарт, может быть он способен на создание гениальных творений, мыслей и проч., однако разве можно из этого извлечь какую-нибудь пользу для дела?

Мне не смешно, когда маляр негодный
Мне пачкает Мадонну Рафаэля,
Мне не смешно, когда фигляр презренный
Пародией бесчестит Алигьери.

Могут ли быть совместимы понятия «гения» и «злодейства»?  Может ли «злодейство» быть «гениальным» и что может представлять собой «гениальное злодейство»? Если «праздный гуляка» не может принести никакой пользы, то им можно пожертвовать во имя «светлой цели». Моцарт рассказывает, что ему встретился «Чёрный человек», который заказал себе Реквием. Вообще образ «Чёрного человека» возникает у Сергея Есенина в одноимённой поэме. Поэт пытается понять своё состояние, когда в жизни он совершенно заврался и от этого «очень и очень болен». Самоубийство оказывается единственным выходом из ситуации. Когда он видит в зеркале чёрного человека, то видит самого себя и когда разбивает зеркало, то разбивает самого себя. Решению преждевременно завершить миссию, посвящена одна из самых сильных песен Владимира Высоцкого «Спасите наши души»:

Но здесь мы на воле –
Ведь это наш мир!
Свихнулись мы, что ли –
Всплывать в минном поле?!
– А ну, без истерик!
Мы врежемся в берег!-
Сказал командир.

В конце шестой главе Евгения Онегина обсуждаются возможные продолжение жизни поэта, если бы его подводная лодка не врезалась в берег:

Быть может, он для блага мира
Иль хоть для славы был рожден;
Его умолкнувшая лира
Гремучий, непрерывный звон
В веках поднять могла. Поэта,
Быть может, на ступенях света
Ждала высокая ступень.

А может быть и то: поэта
Обыкновенный ждал удел.
Прошли бы юношества лета:
В нем пыл души бы охладел.
Во многом он бы изменился,
Расстался б с музами, женился,
В деревне счастлив и рогат
Носил бы стеганый халат;

Упомянутый в конце пьесы «Бонаротти» прославился тем, что убил натурщика  для того, чтобы естественнее воссоздать умирающего Христа. В процессе создания Ватикана, то есть христианской церковной организации Павел превратил живого человека в мёртвого кумира – шизофреническую «Троицу». Не так ли Сталин в 30-е годы XX века превратил живого Ленина в кумира для религиозного почитания в «научном коммунизме»? Не является ли «коммунистическая троица», Маркс, Энгельс, Ленин которую вывешивали на транспарантах и лозунгах прямым аналогом христианской троицы?

Книга Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» анализирует концепцию вседозволенности в мире. Можно ли «переступить» ради «великих целей»? Если убить никчёмную старуху, не приносящую пользы и воссоздать из неё образ Иисуса Христа, разве  это не будет благом для всего человечества? Правда при этом придётся также убить ни в чём не повинную Лизавету… В каких же случаях цель может оправдывать средства?

Анализ пьесы «Пир во время чумы»

Действие поэмы «Великий инквизитор» происходит в самый жаркий период в жизни христианства, когда на площадях в огромных количествах сжигают врагов христовой веры. Это состояние можно сравнить с распространением чумы. Посреди этого кошмара сидит Великий Инквизитор – Председатель Вальсингам чьё имя немного напоминает имя Воланд. Это именно то к чему привели гениальные идеи создания христианства, и теперь образ бога из Дона Гуана превратился в Председателя, празднующего во время чумы.  Сама идея «Пира» ассоциируется с известным «Пиром Вальтасара». Согласно книге Даниила, Валтасар был последним халдейским правителем Вавилона. Навуходоносор назван отцом Валтасара . Согласно Библии в ночь взятия Вавилона, на своём последнем пиру он использовал на нём для еды и напитков священные сосуды, вывезенные отцом из Иерусалимского храма. В разгар веселья на стене появились начертанные таинственной рукой строки, которые Даниил истолковал, как послание от бога Валтасару информирующее о скорой гибели ему и его царству. В ту же ночь Валтасар погиб.

Вначале пьесы они вспоминают Ешуа:

Почтенный председатель! я напомню
О человеке, очень нам знакомом,
О том, чьи шутки, повести смешные,
Ответы острые и замечанья,
Столь едкие в их важности забавной,
Застольную беседу оживляли

Потом, председатель просит спеть Мэри, Марию, Богородицу.

Спой, Мери, нам уныло и протяжно,
Чтоб мы потом к веселью обратились
Безумнее, как тот, кто от земли
Был отлучен каким-нибудь виденьем.

Однако, Луиза замечает, что слезам Марии грош цена в базарный день:

Еще простые души: рады таять
От женских слез, и слепо верят им.
Она уверена, что взор слезливый
Ее неотразим,— а если б то же
О смехе думала своем, то верно
Всё б улыбалась. Вальсингам хвалил

Песня Председателя чем-то напоминает, как славят христианство в церквях:

Как от проказницы Зимы,
Запремся также от Чумы,
Зажжем огни, нальем бокалы;
Утопим весело умы
И, заварив пиры да балы,
Восславим царствие Чумы.

Итак,— хвала тебе, Чума!
Нам не страшна могилы тьма,
Нас не смутит твое призванье!
Бокалы пеним дружно мы,
И девы-розы пьем дыханье,—
Быть может… полное Чумы.

В последних строчках пьесы председатель начинает бредить о похороненной жене, о том народе или о той мечте о народе которую он потерял в Иудее:

О, если б от очей ее бессмертных
Скрыть это зрелище! Меня когда-то
Она считала чистым, гордым, вольным —
И знала рай в объятиях моих…
Где я? Святое чадо света! Вижу
Тебя я там, куда мой падший дух
Не досягнет уже…

Книга Ф.М. Достоевского «Бесы» описывает образ человека, который, не смотря на то, что «всё сам создал» совершенно хладнокровен к тому, что он создал и которому ничего не нужно. Если требуется излечить пороки – «изгнать бесов», то один из методов сделать так, чтобы бесы вошли в свиней. Нужно дать людям перебеситься, создать урода, чтобы в нём отразились все пороки человечества и чтобы, затем этот урод утонул в озере. Перебесившись идеями коммунизма, люди смогли излечиться от многих предрассудков и заблуждений.  Христианство – это один из тех уродов, которые разно или поздно унесут за собой в озеро многие пороки человечества. Интересно, что приложением к книге «Бесы» является диалог Ставрогина и Тихона в чём-то похожий на диалог Председателя и Священника.

Анализ пьесы «Сцена из Фауста»

Кораблекрушение, которое вызывает Фауст,  напоминает соответствующую сцену из «Мельмота Скитальца», когда Скиталец также топит испанский корабль. Мефистофель объясняет Фаусту, что тот «желал славы и добился, хотел влюбиться и влюбился». А был ли он счастлив? Мирская честь бессмысленна как сон. Любовь к своему «верному идеалу» оставила за собой лишь отвращение.

Что ж грудь моя теперь полна
Тоской и скукой ненавистной?..
На жертву прихоти моей
Гляжу, упившись наслажденьем,
С неодолимым отвращеньем:

От скуки Фауст топит испанский трёхмачтовый корабль с «модной болезнью». Скорее всего именно так закончит свою жизнь христианство и всё «гениальное злодейство» созданное для «спасения человечества». Его утопит кто-нибудь просто от скуки и от нечего делать. Эпиграфом к книге «Братья Карамазовы» является цитата, которая вполне соответствует этому событию. «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода.»

Книга Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» аккумулирует в себе идеи всех четырёх его предыдущих книг, однако идеи эти приводят к диаметрально противоположному результату.  Все главные герои четырёх книг как бы собираются вместе и, используя этику своих книг, уничтожают своего отца, то есть создателя. Это может напоминать гибель Мельмота Скитальца. К слову нужно подчеркнуть, что общая взаимосвязанность всех книг Достоевского, которые он не планировал написать заранее, исключает саму возможность того, что автором книг Достоевского был сам Достоевский и вполне доказывает аутентичность авторства «внеземного разума» или бога. Лишившись звания «автора своих книг», Достоевский, тем не менее, возводится в более высокий статус – Пророка.

Маленькие трагедии А.С. Пушкина о больших причинах возникновения христианства.: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *