Мёртвая царевна А.С. Пушкина и еврейский вопрос

Ветер знает, он поможет!
Ветер знает, он поможет!

Анализ стихотворения А.С. Пушкина “В еврейской хижине лампада”. Анализ cтихотворения А.С. Пушкина “Христос воскрес, моя Ревекка!”. Анализ сказки А.С. Пушкина “О мёртвой царевне”. О чём может говорить использование размеров “Ямба” и “Хорея”. Какой пятый пунХт у избранного народа?

В последнее время, в связи со значительным снижением ответственности за сказанные слова и совершённые поступки, некоторые круги, близкие к православному истэблишменту делают потуги на то, чтобы причислить Пушкина к «православной культуре». Однако попы не одиноки в своих намерениях использовать талант гениального поэта в  корыстных целях. Существует  течение в  израильско-сионистской среде изображать «Пушкина в ермолке» и не только зачислить его в «израильские поэты», но и доказать его еврейское происхождение. Однако не во все времена, сказанные слова и совершённые поступки оказывались столь безнаказанными, как в наши дни и это должно стимулировать желающих рассуждать на идеологические темы подумать и о вечных нравственных истинах.

Всемирно известный  стереотип  еврея, признающего только ценности звонкой монеты, ярко изображён Пушкиным в «Скупом рыцаре». Жид Соломон достаточно ясно объясняет своё жизненное кредо., что  ради денег можно пойти на любые преступления в том числе на убийство собственного отца, а может быть  и собственного сына. Каждый раз, когда в произведениях Пушкина появляется этот стереотип, евреи называются «жидами». Сегодня слово «жид» стало ругательным и нарицательным для выражения некого особого характера и жизненной позиции. «Жидовская морда» не всегда еврейской этнической принадлежности. Если Пушкин имеет в виду не стереотип, а собственно национальность, то в его стихах используется слово «евреи».  Однако «еврейский вопрос» в творчестве Пушкина раскрыт совсем не с той стороны, с которой его принято понимать в Израиле.

Стихотворение «В еврейской хижине лампада» ярко описывает ситуацию, когда народ лишается чувственной поддержки и защиты бога за преступления связанные с неосуществлённым «божественным замыслом». Это единственное стихотворение Пушкина написанное «белым четырёхстопным ямбом». Рассмотрим, что означает такой стихотворный размер. Слово «Далет», название четвёртой буквы еврейского алфавита, который у евреев считается священным, означает «Дверь».  Слово «Далет» имеет смысл «не имеющий ничего своего», что подчёркивает исключительно прерогативу бога или объективный нравственный закон, то есть такой закон, который существует независимо от человека и в котором человек не имеет ничего своего. Таким образом, появление числа «четыре», может ассоциироваться с объективным нравственным законом или высшим «страшным судом», который «не доступен звону злата». Белый стих, как сказал Высоцкий, означает «отсутствие души». «Если петь без души, вылетает из уст белый звук». Собирая всё вместе, получаем, что белый четырёхстопный стих означает «объективный божий суд за отсутствие души».

Для иллюстрации,  нужно привести в пример известную песню Высоцкого «Рядовой Борисов».

На первый окрик: “Кто идет!” он стал шутить,
На встрел в воздух – закричал: “Кончай дурить!”
Я чуть замешкался, и не вступая в спор,
Чинарик выплюнул и выстрелил в упор.

С точки зрения формального «закона караульной службы», рядовой Борисов сделал всё строго по уставу. Вначале окрикнул, потом выстрелил в воздух и наконец, застрелил в упор. Он прекрасно знал, кто идёт, однако поскольку обид скоро не забывает,  просто умыл руки. В стародавние времена,  у него была проблема:

…Год назад – а я обид не забываю скоpо

 – В шахте мы повздоpили чуток,
– Пpавда, по душам не получилось pазговоpа:
Hам мешал отбойный молоток.
Hа кpик души “Оставь ее!” он стал шутить,
Hа мой удаp он закpичал:”Кончай дуpить!”
Я чуть замешкался – я был обижен, зол,

– Чинаpик выплюнул, нож бpосил и ушел.
 Счастие мое, что оказался он живучим!..
 Hу а я – я долг свой выполнял.
Пpавда ведь, – был дождь, туман, по небу плыли тучи…
По уставу – пpавильно стpелял! 

На крик души, то есть чувственный призыв, ему  ответили равнодушием, стали шутить. В результате, во время караульной службы, Борисов также ответил равнодушием и застрелил строго по уставу. В этом и заключается главная суть «белого четырёхстопного стиха». Божественный проект в начале века,  преобразившийся в то, что сейчас называется «христианством»,  был встречен с полным равнодушием со стороны иудейского народа. Они полностью проигнорировали, что им предложил бох и все его проблемы, которые этому сопутствовали.  Сразу приходит на ум известный отрывок из повести Белкина «Выстрел»:

«Он стоял  под пистолетом, выбирая из фуражки спелые черешни и выплевывая косточки, которые  долетали до меня. Его равнодушие взбесило меня. Что пользы мне, подумал я, лишить его жизни, когда он ею вовсе  не  дорожит?  Злобная  мысль мелькнула  в  уме  моем. Я опустил пистолет. – Вам,  кажется, теперь не до  смерти, сказал я  ему,  вы изволите завтракать; мне  не  хочется вам помешать…  – “Вы ничуть  не  мешаете мне, возразил  он, извольте себе стрелять, а впрочем  как вам угодно; выстрел ваш остается  за  вами;  я  всегда  готов  к  вашим   услугам”.  Я  обратился  к секундантам, объявив,  что  нынче  стрелять  не  намерен, и  поединок тем  и кончился». А.С. Пушкин «Выстрел».

Возвращаясь к стихотворению «В еврейской хижине лампада», мы видим концепцию, которая трактуется, как проблема Агасфера или «Вечного Жида».  Вообще история Агасфера началась с «Симеонова пророчества», с которым также связано название православной иконы «Умягчение злых сердец». Симеону было предсказано, что он не умрёт до тех пор, пока не увидит рождения мессии. Можно предположить, что так его и не увидев, Симеон превратился в «Вечного Жида».  Теперь ему невозможно умереть до тех пор, пока он не увидит «Второе пришествие Христа», что для евреев должно означать появление «Моше-аха». Однако если евреи избавятся от статуса «Вечного жида», не избавится ли при этом они также и от бессмертия? Вечное бессмертие только с одной стороны может показаться чем-то очень хорошим и приятным. Если жизнь не особенно радует собой,  такая жизнь превращается в вечную муку. Молчание народа в ответ на «крик души внеземного разума», вылилось в «молчание бога» на «крик души еврейского народа», обречённого на вечные страдания в мире.

Пустая колыбель младенца означает, что никакого «сына народа» у них нет. Жизнь в этой «еврейской хижине остановилась» и они вздрагивают от каждого стука в дверь, ожидая очередного погрома. Интересно, что Пушкин, который всегда очень точен в деталях, упоминает «лампаду», которой никогда не было ни в одной еврейской хижине. Этот объект появился вместе с первыми христианами, которые скрывались в пещерах от преследований. «Медные застёжки» на святой книге, которые также никогда не использовались евреями,  могут символизировать, что «святая книга» закрывается медью, а медь имеет отношения к денежному эквиваленту материального мира , то же самое что и «багряницей прикрытая ложь». «Еврейская хижина», описанная в данном стихотворении, может быть также хижиной первых христиан еврейского происхождения,  уже не имеющих отношения к иудаизму. Тогда понятно почему всё застыло. Согласно христианскому учению, оно должно закончить своё существование с появлением «Антихриста», который уничтожит бессмертие Кащея. Тяжёлый стук в дверь раздаётся после того, как часы на городской колокольне бьют полночь. Полночь является одновременно не только символом рождения Христа. В полночь появляется всякая нечистая сила, торжествующая до первых петухов.  В этом случае незнакомец, у которого в руках дорожный посох – это может быть не только Агасфер или Моше-Ах, но и Антихрист, которого с нетерпением ожидает христианство, чтобы излечиться от бессмертия. Таким образом, упоминание «лампады» в еврейской хижине белым четырёхстопным стихом, говорит о нравственном наказании, которое ожидает и евреев и христиан по той же статье, по которой осуществили своё наказание «рядовой Борисов» и Сильвио.

Стихотворение «Христос воскрес, моя Ревекка» выполнена совсем в другом стиле, однако логически продолжает идею, начатую в «еврейской хижине».   Это обычный для Пушкина рифмованный четырёхстопный ямб, и он описывает ясное чувственное отношение к проблеме.

Христос воскрес, моя Ревекка!
Сегодня следуя душой
Закону бога-человека,
С тобой цалуюсь, ангел мой.
А завтра к вере Моисея
За поцалуй я не робея
Готов, еврейка, приступить —
И даже то тебе вручить,
Чем можно верного еврея
От православных отличить.

С одной стороны, автор объясняет, что ему совершенно безразличен формальный религиозный признак для того, чтобы целоваться с любимой женщиной, идентифицирующей себя, как «еврейка» по этническому признаку или пятому пунХту. Ценность чистого чувства он ставит значительно выше любых формальным признаков, и для поцелуев Ревекки готов сегодня следовать «закону бога-человека», а завтра обрезаться в иудея. Однако, в переносном смысле, это стихотворение может поднимать более глубокие темы. Так, «цаловаться следуя закону бога-человека» с еврейкой для бога означает поставить её изгоем во всём мире, поскольку вера в бога-человека вызывала во все времена ненависть и межнациональную вражду не только к еврейскому народу, но и ко всем представителям всех других, нехристианских религий не говоря о христианских инакомыслящих.  «За поцелуй Иуды», то есть  за предательство,  бох не робея готов приступить «к вере Моисея», которая, как известно, говорит «око за око, зуб за зуб».  Возможно, здесь имеется в виду отношение к евреям во времена Третьего Рейха, после завершения функций которого, евреем было «вручено государство Израиль». Правда в контексте стиха, государство Израиль сравнивается не с Золотым Веком, а с куском крайней плоти, типа подавитесь своей «избранной землёй».  Вручение такой «крайней плоти» может быть хорошим назиданием по теме осуществления правосудия за нравственные преступления. Вручение этой земли, было сделано абсолютно без души — точно также как и евреи отнеслись к попытке их осчастливить божественными замыслами в начале нашей эры. Имя «Ревекка» Пушкин взял из книги «Рукопись, найденная в Сарагосе»,  которая требует отдельного обсуждения.

Одним из главных героев сказки Пушкина «О мёртвой царевне», является царевич Елисей, который в поэме Майкова ассоциируется с Моисеем и в каком-то смысле может называться «женихом у избранного народа». Однако ситуация описанная в сказке «О мёртвой царевне» совершенно исключает идентификацию «избранного народа», как современных евреев. Вначале нужно вспомнить происхождение «ямба», самого любимого размера Пушкина.  В греческой мифологии, Ямба была дочерью нимфы Эхо и лесного бога Пана.  Нимфу Эхо прокляла жена верховного бога Зевса, Гера. По воле Геры, Эхо была лишена собственного голоса и не могла начинать разговор первой. Более того, она могла лишь повторять последние слова заговорившего с ней. По легенде, Эхо влюбилась в Нарцисса, однако, не будучи способной говорить с ним, умерла от неразделенной любви, и от неё остался лишь голос. У Г.Х. Андерсена сказка «Русалочка» рассказывает аналогичную историю. Русалочка была лишена голоса и превратилась в морскую пену от того, что предмет её любви избрал себе в жёны другую женщину.

Сюжет этой истории в творчестве Пушкина имеет центральное значение, поскольку отношения Татьяны и Онегина в целом навеяны именно этим греческим мифом. У Пушкина, правда, Татьяна не погибает, но её замужество в каком-то смысле можно трактовать как «гибель». «Принятие христианства» для РУСичей совершенно равносильно тому, чтобы для Татьяны «Выйти замуж за генерала». Это подробно описано в восьмой главе Евгения Онегина. И этому посвящена известная песня «У церкви стояла карета».

У церкви стояла карета,
Там пышная свадьба была,
Все гости нарядно одеты,
Невеста всех краше была.

На ней было белое платье,
Венок был приколот из роз,
Она на святое распятье
Смотрела сквозь радугу слез.

Навеянный Андерсеном образ Эхо, как Русалки, сразу заставляет вспомнить древнее днепровское божество «РУСалку» по названию которого возникли «РУСичи». В традиционной истории РУСи, православный истэблишмент дабы искоренить из памяти национальное прошлое у русских, придумал много лживых историй для объяснения названия РУСского народа. Оказалось, что так назвала русский народ иностранщина из далёких скандинавских стран, прибывшая в Киев, для «наведения порядка». Однако, тайное всегда рано или поздно становится явным. Истинное название русских, как отмечали многие историки, произошло от «водяного характера» этого народа. РУСские как «русалки» предпочитали селиться по РУСлам рек и почитали РУСалку своей богиней.

После идеологического террора греко-византийских проповедников, выражавших точку зрения правящей элиты, стремившейся подавить национальное самосознание русичей, нимфа Эхо, русская РУСалка, была лишена своего голоса и стала повторять чужие мнения и мысли. Они заставили русичей молиться на историю жидовинов, строить свою жизнь по правилам Золотой Орды и культивировать культуру и идеи других народов. Татьяна могла изъясниться с Онегиным только по-французски, поскольку «выражалася с трудом на языке своём родном». До сего дня Россия только и делает, что копирует технологии у других, пренебрегая собственным голосом. Стихотворный стиль «Ямб», является дочерью нимфы Эхо, а значит РУСской РУСалки. Интересно, что Ямба развеселила Деметру,  богиню-мать, аналог русской Макоши, своей обсцентной лексикой, поэтому считается, что ямб применяется в «несерьёзной» поэтике и я постараюсь показать, насколько поэтика Пушкина в действительности «несерьёзна».

Последовательность жён у царя в сказке «О мёртвой царевне» повторяет историю поэмы про «Елисея». После смерти первой жены, царь женился на другой. После смерти народа Шумеров, бох прицепился к Древнему Египту. Характер новой жены был не из простых.

Долго царь был неутешен,
Но как быть? и он был грешен;
Год прошел, как сон пустой,

Царь женился на другой.
Правду молвить, молодица
Уж и впрямь была царица:
Высока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.

После смерти Шумера, осталась дочка, перешедшая жить к  мачехе, то есть в Древний Египет. Оказалось, что дочь Шумера «румяней и белее» египтян. «И жених сыскался ей, королевич Моисей». Такую ситуацию жена царя терпеть не могла и решила извести свою падчерицу. Отсюда вырастают корни события, которое транслировалось в еврейской истории, как «Исход», подробно рассмотренное Пушкиным в поэме «Бахчисарайский фонтан».

Черной зависти полна,
Бросив зеркальце под лавку,
Позвала к себе Чернавку
И наказывает ей,
Сенной девушке своей,
Весть царевну в глушь лесную
И, связав ее, живую
Под сосной оставить там
На съедение волкам.

Так, дочь Шумера оказалась посреди Иудейских гор у «семи богатырей», которых в контексте можно идентифицировать, как финикийцев или исконных жителей Ханаана. Поскольку волшебное  зеркальце царицы по-прежнему называло дочь Шумера, самой румяной и белой на свете, она послала царевне отравленное яблоко, чтобы царевна окончательно заснула вечным сном. Если отобразить это на мировую историю, то отравленное яблоко идентифицируется, как «христианство» и смерть невесты Моисея заканчивает все божественные проекты  начала нашей эры. Тема «классических роз» и смерть с венком на голове – предмет многих стихов и романов.

В венке из роз она была царицей,
Вокруг ее вились и радость и любовь.

В ее очах – веселье, жизни пламень;
Ей счастье долгое сулил, казалось, рок.
И где ж она?. . В погосте белый камень,
На камне – роз моих завянувший венок.

 
И.  Мятлев «Розы» 1834

Как хороши, как свежи будут розы
Моей страной мне брошенные в гроб!
 
Игорь Северянин «Классические розы» 1925

Однако в сказке Пушкина, смерть царевны не окончательна, это очень глубокий сон в гробу. Для пробуждения требуется, чтобы царевич Елисей нашёл её и разбудил. Царевна должна быть «новым избранным народом бога». При попытке обнаружить её, Елисей обнаруживает, что это не так просто. Ни Солнце, ни Месяц не могут ему помочь. Только ветер, который «не боится никого» может указать, где его невеста. С образной точки зрения это может означать, что её вообще не существует, как народа, но она может появиться, если Елисей приложит к тому усилия. Стихотворный размер, которым написана «Сказка о мёртвой царевне» называется «Хорей». Хорей – это шест, которым погоняли оленей. Он является олицетворением мужского начала. Назначение стихов, написанных этим размером, может рассматриваться как описание волевого, мужского, законодательного, определяющего, доминантного начала бога, без женской одежды.  Если требуется разработать холодный нуклеосинтез, нефтегазовая экономика подлежит уничтожению. Если у бога нет избранного народа, он должен его создать.

У Пушкина размером «Хорей» написано 75 стихотворений (ямбом свыше 400) и сказки «О царе Салтане», «О мертвой царевне», «О золотом петушке». Почти всегда Пушкин применял только четырёхстопный хорей. Значение числа «четыре» и слова «Далет», я рассмотрел выше. Возможно, эти сказки имеют отношение к каким-то божественным проектам будущего, составляющим план Апокалипсиса. По смыслу – «Сказка о царе Салтане» рассказывает о разработках холодного нуклеосинтеза, «Сказка о Мёртвой царевне» описывает избрание себе народа, а «Сказка о золотом петушке» объясняет необходимость апгрейда иммунной системы человека. В каждом случае требуется волевое решение и ясное понимание того, что задачи, которые требуется осуществить, вполне оправдывают средства для их достижения и сопутствующие последствия. Вишнёвый сад рубить, так рубить!

«Постой, —

Отвечает ветер буйный, —
Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места,
В том гробу твоя невеста».

Название моей книги «Талита куми» имеет отношение к пробуждению «Мёртвой царевны» ото сна. Эта фраза появляется в книгах Нового завета и передаётся  в испорченной транслитерации с родного языка Исуса, арамейского на койне, разговорный  древнегреческий, как «ТалиФа Куми». Сообщается, что он произнёс эту фразу, воскрешая дочь Иаира,  чему посвящена известная картина Ильи Репина. При пробуждении спящей царевны, царевич Елисей, наверное, должен говорить то же самое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *