Сергей Есенин. Стою один среди равнины голой.

Сергей Есенин

Жизнь Сергея Есенина на первый взгляд кажется странной и нелогичной. Постоянно возникает навязчивый вопрос — почему возник Есенин, что служило ему внутренним механизмом для его творчества, стиля жизни и стиля смерти. О поэте написано огромное количество воспоминаний, проведено очень много исследований его жизни и творчества, но до сих пор он остаётся непонятым. Сергей до конца остался загадкой и для самого себя, что значительно усилило его внутренний кризис, приблизив раннюю смерть.

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
Синь очей утративший во мгле,
Эту жизнь прожил я словно кстати,
Заодно с другими на земле.

Сергей Есенин «Кто я? Что я?»[1]

Каким, в действительности, был психологический портрет автора «Слова о полку Игореве» ? На какого современного поэта или писателя он похож больше всего? Может быть на Михаила Шолохова, Валентина Пикуля или Александра Блока? Что бы стало с ним, если предположить, что он родился снова? Кем бы он стал? Каковы были бы его отношения с церковным истэблишментом, как он вообще относился бы к религии и поэтическому творчеству?

Анализируя всё, что я смог найти по поводу особенностей создания СПИ, ситуации на Руси XIV века и особенностей жизни отрока Варфоломея, в впоследствии Сергия Радонежского, наиболее близким ему современным писателем я считаю Сергея Есенина. Предположим, что Сергей Есенин в прошлой жизни был автором «Слова о полку Игореве» и отроком Варфоломеем. Что это объясняет и что из этого следует? Существует такой метод доказательства в математике — мы угадали решение, теперь предположим, что это так

Стремление к свободе и независимости духа есть вполне объективное свойство, которое может в разные времена выражаться в разных формах. Если в 14-м веке человек уходит от мира в леса, основывая свою собственную обитель, чтобы обрести свободу, то же самое желание в 20-м веке может привести к уходу в свободное поэтическое творчество. Жажда свободы и независимости заставляет человека создать что-то только своё — неповторимое и уникальное. Маковецкий пустынник стал автором самого любимого в народе эпоса Русских Народных Былин и создал литературное произведение, которое смогло объединить весь русский народ и вдохновить на Куликовскую битву. Есенин нашёл своё исключительное слово в поэзии и старался создать новое течение «имажинизм». Оба заслужили одинаково сильную, но принципиально разную по своей природе, любовь своего народа. Хотя любовь к нему в XIV веке возможно вообще ничем от любви к Есенину в наши дни не отличалась. Этих двух людей органически объединяет глубочайшее чувство природы, элементы которого отрок Варфоломей собирал всю свою жизнь в своей душе и излил как народный сказитель. В творчестве обоих поэтов образ русской природы занимает центральное место, у обоих она одушевлена, она переживает вместе с героями и за героев.

Если предположить, что в прошлой жизни Есенин был как-то связан с православной церковью, то он мог быть только отроком Варфоломеем в дополнительном предположении, что он был и автором «Слова о полку Игореве». Интересно, что Есенин пользуется исключительной любовью у православных священников. В 2010 году при участии Есенинского научного центра Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, была создана книга «Есенин и православие», которая получила высокую оценку Святейшего Патриарха Кирилла и русского писателя В.Г. Распутина. Церковный истэблишмент давно пытается взять Сергея Есенина в оборот, доказав, что он не сам залез в петлю, а ему помогли. Однако, принимая во внимание объективную информацию и факты реальной жизни Есенина, сотворить из него очередного религиозного кумира никак не получается.

Долгая жизнь отшельника наедине с природой вполне гармонирует с настроением Сергея Есенина поэтизировать деревенскую красоту. Многие воспоминания земляков и родных о детстве Есенина подчёркивают, что он был не такой как все, не от мира сего. Дед Никита дал Сергею прозвище «монах» — кстати, очень точно. Есенин любил рассказывать про себя, что в творчестве подчерпнул много от своего деда, который якобы был старообрядцем. Это было не больше чем выдумка, у Есенина в роду не было старообрядцев, но сам факт, что Есенин говорил об этом, может быть очередной ниточкой к его прошлой жизни. Этим старообрядцем был он сам, поскольку, как известно самые сильные верующие на Руси были как раз старообрядцы. Простым православным в отличие от них не нужно было бороться за свою веру и постоянно подчёркивать свою независимость от окружающих и от государственной религии.

Душевная исключительность и замкнутость перекликается в ранних стихотворениях Есенина с темой монастыря:

Уже давно мне стала сниться
Полей малиновая ширь,
Тебе — высокая светлица,
А мне — далекий монастырь.
Полюбил я тоской журавлиного
На высокой горе монастырь.

Письма Сергея Есенина к своему другу Панфилову — это настоящее откровение, приоткрывающее окно в мир человека ушедшего из монастыря и оказавшегося в чуждом ему миру. Человек этот не понимает и не осознаёт, какое у него было прошлое и мучительно пытается понять самого себя, определить своё место в мире. Начало жизни каким-то образом особенно близко связывает человека со своей прошлой жизнью. Сергей написал следующие строки, когда ему было семнадцать лет:

Я вижу, тебе живется не лучше моего. Ты тоже страдаешь духом, не к кому тебе приютиться и не с кем разделить наплывшие чувства души… Я сам не могу придумать, почему это сложилась такая жизнь, именно такая, чтобы жить и не чувствовать себя, то есть своей души и силы, как животное. Я употреблю все меры, чтобы проснуться. Так жить — спать и после сна на мгновение сознаваться, слишком скверно. Я тоже не читаю, не пишу пока, но думаю. Гриша, в настоящее время я читаю Евангелие и нахожу очень много для меня нового… Христос для меня совершенство. Но я не так верую в него, как другие. Те веруют из страха: что будет после смерти? А я чисто и свято, как в человека, одаренного светлым умом и благородною душою, как образец в последовании любви к ближнему.

Жизнь… Я не могу понять ее назначения, и ведь Христос тоже не открыл цель жизни. Он указал только, как жить, но чего этим можно достигнуть, никому не известно. Невольно почему-то лезут в голову думы Кольцова

Мир есть тайна Бога,
Бог есть тайна мира».

Да, однако, если это тайна, то пусть ей и останется…

Люди, посмотрите на себя, не из вас ли вышли Христы, и не можете ли вы быть Христами? Разве я при воле не могу быть Христом, разве ты тоже не пойдешь на крест, насколько я тебя знаю, умирать за благо ближнего? Ох, Гриша! Как нелепа вся наша жизнь. Она коверкает нас с колыбели, и вместо действительно истинных людей выходят какие-то уроды… Меня считают сумасшедшим и уже хотели было везти к психиатру, но я послал всех к сатане и живу, хотя некоторые опасаются моего приближения… Да, Гриша, люби и жалей людей — и преступников, и подлецов, и лжецов, и страдальцев, и праведников: ты мог и можешь быть любым из них. Люби и угнетателей и не клейми позором, а обнаруживай ласкою жизненные болезни людей… Все люди — одна душа. Истина должна быть истиной, у нее нет доказательств, и за ней нет границ, ибо она сама альфа и омега… Нет истины без света, и нет света без истины, ибо свет исходит от истины, а истина исходит от света. Что мне блага мирские? Зачем завидовать тому, кто обладает талантом, — я есть ты, и мне доступно все, что доступно тебе. Ты богат в истине, и я тоже могу достигнуть того, чем обладает твоя душа… Так вот она, загадка жизни людей… Человек! Подумай, что твоя жизнь, когда на пути зловещие раны. Богач, погляди: вокруг тебя стоны и плач заглушают твою радость…

Не правда ли — он вполне мог бы стать преуспевающим религиозным проповедником? Может быть он и был таким проповедником в прошлой жизни и эти слова пришли к нам из XIV века от Сергия Радонежского? Переживали, что от преподобного не осталось ни одного слова? Рукописи однако не горят…

Вся жизнь Сергея Есенина была пронизана мучительными попытками самопознания, которые в конечном итоге привели к трагическому концу. Многие нерешённые проблемы его характера и поведения можно объяснить исходя из предположения о его прошлой жизни.

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель,
Синь очей утративший во мгле,
Эту жизнь прожил я словно кстати,
Заодно с другими на земле.

Очень важное качество, объединяющее поэта и подвижника — это желание выделиться, вознестись над толпой и стать широко известным. Обоим это удалось вполне, причём почти одними и теми же методами. Главное содержание и цель «Слова о полку Игореве» — свести вместе поэзию и скандал. Именно скандальность этой поэмы могла действительно хорошо работать с целью объединения русичей на войну. Есенин тоже стал хорошо известен, как хулиган и скандалист, хотя скандалы для Есенина были лишь искусственным методом поднять в народе свою известность. Молва поднимала популярность обоих одинаково эффективно.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.

Дар поэта — ласкать и карябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черной жабой
Я хотел на земле повенчать.[2]

Одним из самых любимых стихотворений Есенина, было лермонтовское «Мцыри», которое он в детстве выучил наизусть — какой уж тут монастырь? А ведь Сергей сам чем-то напоминает Мцыри. Опыт монастыря привёл к страстному желанию активной и свободной жизни. Гибель Мцыри, сгоревшего в огне реальной жизни также можно сравнить с трагической жизнью Есенина. Возвращение к прежней жизни ни при каких условиях не могло осуществиться, но он также не смог себя найти и в новой жизни…

Не ругайтесь. Такое дело!
Не торговец я на слова.
Запрокинулась и отяжелела
Золотая моя голова.

Нет любви ни к деревне, ни к городу,
Как же смог я ее донести?
Брошу все. Отпущу себе бороду
И бродягой пойду по Руси.

Позабуду поэмы и книги,
Перекину за плечи суму,
Оттого что в полях забулдыге
Ветер больше поет, чем кому.

Провоняю я редькой и луком
И, тревожа вечернюю гладь,
Буду громко сморкаться в руку
И во всем дурака валять.

И не нужно мне лучшей удачи,
Лишь забыться и слушать пургу,
Оттого что без этих чудачеств
Я прожить на земле не могу.

Конец жизни Сергея Есенина был печален. Его преследует «Чёрный человек». С психологической точки зрения, Сергей потерял самого себя. Он винит сам себя в создании фиктивного имиджа вокруг себя и даже в самом себе, не имеющего ничего общего с реальностью. Неуверенность в себе, неустроенность жизни, хронический алкоголизм привели к раздвоенности сознания, депрессии на гране помешательства. Правда, интересно, что самые прекрасные стихотворные строки, которые особенно популярны, были созданы именно в период острых душевных противоречий. Сама тема трагизма жизни из-за того что человек придумывает самого себя, а потом пытается следовать по придуманной жизненной схеме, является главной причиной по которой Сергей больше не хотел и не мог жить. Он считал, что вся его жизнь выдумана и синтетична, он жил не так как надо, любил не тех, кого надо, занимался не тем, чем нужно. Он потерял себя, и найти не смог. Это и привело его к петле.

Примечания

  1. Я привожу текст этого стихотворения так, как оно напечатано в трёхтомнике стихов Есенина, составленного почти в том виде, в котором Сергей собрал свои стихотворения незадолго до смерти. На интернете и в полном собрании сочинений принято публиковать другой, более ранний вариант этого стиха.
  2. Сергей Есенин «Мне осталась одна забава»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *