Странности любви в поэме А.С. Пушкина «Гавриилиада»

Железная дорога в Мещёре
Железная дорога в Мещёре

Как была создана поэма «Гавриилиада»? Каковы основные идеи «Гавриилиады»? Откуда возникло ветхозаветное сказание о яблоке и что оно вначале означало? Как в действительности можно понравиться любимой женщине? Является ли «наука страсти нежной» в действительности любовью?   Объяснение смысла рассказа колдуна Финна из «Руслана и Людмилы».

Не смотря на то, что в поздние годы Пушкин не любил упоминаний о «Гавриилиаде», лингвистическая экспертиза однозначно заключает, что автором «Гавриилиады» был именно он.  На допросе по делу о «Гавриилиаде» Пушкин называл её автором Г.П. Горчакова, с которым якобы был знаком в лицее. В 1951 году была обнаружена копия письма поэта к Николаю I, по поводу подлинности которого правда есть сомнения, в котором он всё-таки признаёт своё авторство, причём датирует написание поэмы 1817 годом. Считается, что поэма является пародией на новозаветный сюжет о Благовещении. Пушкин так и называл вначале свою поэму «Благовещение». Однако я покажу, что в этом произведении обсуждаются совершенно иные отнюдь не иронические, а очень серьёзные проблемы взаимоотношений бога и его народа.

История, о которой повествует Евангелие, тривиальна. Расскажу, что случилась с моей двоюродной сестрой. Её кстати зовут Елена – также как и героиню, из Илиады Гомера взятую Пушкиным для прототипа Марии. У моей сестры была страстная любовь с одним военным, которая привела к  беременности. Но, жениться он или не захотел или сама сестра его далеко послала… так или иначе – она вышла замуж за другого человека,  который уже давно и безответно её любил.  То есть выходя замуж она уже имела во чреве. Её муж был очень добрым человеком и принял чужого ребёнка как родного. Сын до самого взрослого возраста не знал кто его истинный отец.  Большинство исследователей «Исторического Исуса» заключают, что его реальным отцом мог быть римский солдат.

Однако, для создания «имиджа величия», христианская теология полагает, что реальным отцом Исуса был бог.  При этом, он ниспослал Марии свой хромосомный набор через «святого духа» в виде голубя. При этом весть о том, что это должно случиться, бог заранее передал Марии через архангела Гавриила. Ave Maria, gratia plena. Абсурд ситуации наиболее ясно представил Владимир Высоцкий в своей песне «Про плотника Иосифа, деву Марию и святого духа». У Пушкина, муж Марии ленивый импотент:

Ленивый муж своею старой лейкой
В час утренний не орошал его;
Он как отец с невинной жил еврейкой,
Ее кормил — и больше ничего.

У Высоцкого, наоборот, плотник очень активен и собирается бороться с этим святым духом «своим мужским оружием».

Он псалмы мне прочитал
И крылом пощекотал…»
«Ты шутить с живым-то мужем!
Ах ты скверная жена!..»
Я взмахнул своим оружьем…
Смейся, смейся, сатана!

Идея написать «Гавриилиаду» появилась у Пушкина наверняка под влиянием поэмы Майкова «Елисей или  раздражённый Вакх», где автор высмеивает греко-римских богов, представляя их в исключительно комическом виде. Действительно, если есть пример пародии на греческую мифологию, почему бы не сделать пародию на христианскую мифологию? Название поэмы составлено из двух слов Гавриил и Илиада что подразумевает, что евангельская история о Благовещении рассказывается в стиле и по мотивам греческой мифологии. Действительно, сама евангельская история, скорее всего, была составлена писателем, хорошо знакомым с традициями греческих богов, когда они часто спускались на Землю, чтобы оплодотворить земных женщин и от таких внебрачных союзов рождались полулюди полубоги. Поскольку Новый Завет был написан на койне, разговорном древнегреческом и предназначался поначалу в основном для служителей и прихожан в официальных греко-римских храмах, то такое поведение богов и рождение триединых богов-людей не должно было вызывать у них никакого внутреннего протеста. Кстати, если христианство считает себя «монотеизмом», тогда  монотеизмом также нужно назвать и греко-римскую религию. У А.С. Пушкина читаем:

Во глубине небес необозримой,
В сиянии и славе нестерпимой
Тьмы ангелов волнуются, кипят,
Бесчисленны летают серафимы,
Струнами арф бряцают херувимы,
Архангелы в безмолвии сидят,
Главы закрыв лазурными крылами, —
И, яркими одеян облаками,
Предвечного стоит пред ними трон.

У В.С. Высоцкого есть песня «Переворот в мозгах», в которой небесное царство так же представлено в стиле греко-римской мифологии с широким пантеоном, включающем  дьявола, бога, чертей, ангелов и проч.

Рыдали черти и визжали: — да!
Мы рай в родной построим Преисподней!
Даешь производительность труда!
Пять грешников на нос уже сегодня!
 
   — Ну, что ж, вперед! А я вас поведу,-
   Закончил дьявол, — С Богом! Побежали.-
   И задрожали грешники в аду,
   И ангелы в раю затрепетали.
 
И ангелы толпой пошли к нему,
К тому, который видит все и знает.
И он сказал, — Мне наплевать на тьму —
И заявил, что многих расстреляет.

Однако, неужели поэма гениального Пушкина – это простая пародия на христианство? Посмотрим, о чём ещё может рассказать эта поэма в предположении, что Пушкин это пророк и его словами говорит «внеземной разум», который «видит всё и знает».  Существует корреляция между рассказом колдуна Финна из сказки «Руслан и Людмила» и поэмой «Гавриилиада». Вначале Наина отказала Финну, когда он был простым пастухом, постом отказала герою, а потом полюбила колдуна, когда стала уже старухой.  Мария отдалась вначале юному красавцу, потом отдалась герою, а потом сжала колени перед богом.  Таким образом, Финн пересказывает Руслану всю историю любви евреев с богом, благословляя на войну с Черномором, и просит не делать тех ошибок, которые допустил он. В «Гавриилиаде» имеется прямое указание на старость своей избранницы – старухи Израиль из Калинкиного дома поэмы Майкова про Моисея:

О милый друг! кому я посвятил
Мой первый сон надежды и желанья,
Красавица, которой был я мил,
Простишь ли мне мои воспоминанья…

 
Но молодость утрачена твоя,
От бледных уст улыбка отлетела,
Твоя краса во цвете помертвела…
Простишь ли мне, о милая моя?

В.С. Высоцкий в песне «Об уходе в Рай» пишет:

Вот я пою, другие любят,
Третьи думают любить

Когда есть реальное желание любить – тогда люди любят:

Когда тоска обманчивых желаний
Объемлет нас и душу тяготит,
И всюду нас преследует, томит
Предмет один и думы и страданий, —
Не правда ли? в толпе младых друзей
Наперсника мы ищем и находим.
С ним тайный глас мучительных страстей
Наречием восторгов переводим.

Когда у человека нет желаний, и у него  осталась только «старость чувств», тогда чтобы воскресить воспоминания о прошлых чувствах он любит поболтать, но к реальным чувствам это отношения уже не имеет.

Когда любви забыли мы страданье
И нечего нам более желать, —
Чтоб оживить о ней воспоминанье,
С наперсником мы любим поболтать.

Эта главная проблема, с которой столкнулся Евгений Онегин после 37 строфы первой главы «Евгения Онегина». И жить торопится и чувствовать спешит… В четвёртой главе романа, Пушкин упоминает произведение Овидия «Ars amatoria», «Наука любви», «которую воспел Назон», где тот рассказывает о различных техниках, которые помогают завладеть женщиной. В действительности наука о «страсти нежной» не более чем простой разврат, не затрагивающий души человека:

Разврат, бывало, хладнокровный
Наукой славился любовной,
Сам о себе везде трубя
И наслаждаясь не любя.
Но эта важная забава
Достойна старых обезьян
Хваленых дедовских времян:

Бох сочинял любовные псалмы для своей Марии:

И громко пел: «Люблю, люблю Марию,
В унынии бессмертие влачу…
Где крылия? к Марии полечу
И на груди красавицы почию!..»
И прочее… всё, что придумать мог, —
Творец любил восточный, пестрый слог.

Однако, в начале четвёртой главы Евгения Онегина, Пушкин ясно объясняет все проблемы связанные с таким «громким пением»:

Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей
И тем ее вернее губим
Средь обольстительных сетей.

Действительно, в небесном царстве, куда попала Мария во сне, Гавриил ничего не кричал, ни в чём не объяснялся. Он героически победил змея, при этом совершенно хладнокровно победил Марию без единого чувства к ней с его стороны. Однако, если бы он её действительно любил, то нужно было бы ему читать ей псалмы «громким пением»? С какой целью он бы это делал? Какое вознаграждение бох мог бы предложить своей избраннице? Неужели мёртвое почитание безликого лика  под алмазом может быть адекватным вознаграждением за любовь?

И что ж потом? За скуку, за мученье,
Награда вся дьячков осиплых пенье,
Свечи, старух докучная мольба,
Да чад кадил, да образ под алмазом,
Написанный каким-то богомазом…
Как весело! Завидная судьба!

Первая книга Библии «Бытие» рассказывает занимательную историю о том, как змей искуситель предложил первой женщине Еве съесть яблоко с древа познания, в результате чего у неё и Адама появилось сексуальное влечение друг к другу. После этого бох выгнал их из Рая, чтобы они плодились и размножались на Земле.  В «Гавриилиаде» эту историю Марии рассказывает змей, доказывая, что в сексуальном влечении нет ничего дурного, и что половая жизнь является более естественным общением мужчины и женщины чем жизнь с мужем импотентом. Он упоминает Моисея:

Он говорит: «С рассказом Моисея
Не соглашу рассказа моего:
Он вымыслом хотел пленить еврея,
Он важно лгал, — и слушали его.
Бог наградил в нем слог и ум покорный,
Стал Моисей известный господин,
Но я, поверь, — историк не придворный,
Не нужен мне пророка важный чин!

Действительно, авторство рассказа о яблоке приписывают Моисею. В середине второго тысячелетия до нашей эры он занимался собирательством фольклора разных стран и народов и возможно пытался записать этот фольклор первым фонетическим алфавитом, который создал. Хорошо известно, что легенда о потопе пересказана из Шумерской мифологии. Библия рассказывает также, что Моисей возглавил часть жителей Древнего Египта, которая ушла для того, чтобы начать самостоятельное плавание на волнах цивилизации. Поскольку в поэме рассматриваются смысловые и исторические параллели между еврейским и греческим эпосом можно предположить, что Моисей отнюдь не «важно лгал», а позаимствовал историю о яблоке из кипрского  мифа. Моисей некоторое время проживал в Египте, в доме фараона, а, следовательно, должен был получить очень хорошее образование и иметь очень широкую эрудицию.  Он наверняка был знаком с греко-микенским эпосом.

Яблоко как символ раздора, откуда собственно и пошло выражение «яблоко раздора» впервые появляется в Киприи или Кипрских сказаниях датирующихся VII веком до нашей эры. Но это только дата, когда до нас дошёл самый ранний письменный источник. Возраст самого мифа может быть значительно старше. Известно, что русские народные сказки, возникшие не позже XIV века, были впервые записаны только в XIX веке, что даёт разницу в 500 лет. Так что возраст Киприи вполне может доходить до XIII века до нашей эры, то есть того самого времени, когда Моисей записывал древние сказания. Древний микенский миф уже позже трансформировался евреями в библейскую историю. Так что врал скорее не Моисей, но евреи, чтобы получить себе «важный чин» при дворе скажем… царя Давида.

Богиня раздора Эрида обиделась на то, что её не пригласили на свадебный пир Пелея и Фетиды. Она решила отомстить богам и подбросила пирующим яблоко с надписью «Прекраснейшая». Между богинями Герой, Афиной и Афродитой возник спор: кому по праву принадлежит яблоко? Зевс отказался быть судьёй и отдал яблоко Гермесу, чтобы тот передал его сыну царя Трои Парису, который и должен был выбрать прекраснейшую из трёх богинь. Богини предложили Парису отдать яблоко за вознаграждение. Гера пообещала Парису власть над всей Азией, Афина военные победы и славу. Афродита, богиня любви пообещала Парису подарить ему любовь любой женщины, которую тот пожелает. Парис решил купить за яблоко себе любовь и выбрал Елену Прекрасную. Поскольку «Прекраснейшей» оказалась богиня любви то остальные богини возненавидели и Афродиту и Париса и всех троянцев. Так началась Троянская война. Символически, «Суд Париса» означает, что врагом и изгоем становится тот, кого называют «Прекраснейшим». Выигравший суд, таким образом, получает главное наказание.

К слову нужно заметить, что именно в Кипрских сказаниях впервые появляется легенда о Кассандре и Троянском коне. Этой теме посвящена известная песня В.С. Высоцкого. Символически это означает, что если втащить к себе инородный предмет или даже миф чужой страны, то рано или поздно этот миф превратится в Троянского коня, из которого выйдет враг. Если «святое писание» заимствует мифы чужих стран, то рано или поздно эти чужеродные мифы превратятся в Троянского коня, который уничтожит эти «святые писания».

Тема «прекраснейшей» и отравленного яблока возникает у Пушкина в сказке «О мёртвой царевне».  Дочка царевна  оказывается наказанной мачехой за то, что она «румяней и белее». В германской мифологии, исторический поэт Тангейзер приурочен к преданиям о горе Герзельберг в Тюрингенском лесу. Эта гора имеющая вид гроба в народе называется «Венериной горой». В ней обитает богиня любви Венера или Афродита. Именно в этой пещере по преданию исчезает поезд  Дикой Охоты. Именно в этой пещере королевич Елисей должен разбудить спящую принцессу.

Ветхозаветные предания повествуют о том, что евреи в Египте жили в рабстве, то есть плохо. Уйдя из этой страны в пустыни, они стали свободны и счастливы. Однако, если вспомнить недавнюю историю, то исход евреев из Германии в пустыни Палестины конечно можно считать в некотором смысле «освобождением из германского плена», однако качество жизни, которое получили евреи в палестинских пустынях поначалу оставляло желать лучшего. Даже сегодня Германия имеет большую еврейскую диаспору, которой вряд ли приходится жаловаться на жизнь. По аналогии можно предположить, что жизнь евреев в Египте была на столь же высоком уровне, как и жизнь нынешних евреев в Германии или США. И исход из Египта привёл к значительному снижению уровня их жизни в оплату юридической независимости. Ни один письменный источник Древнего Египта не упоминал ни рабства, ни евреев. Может быть, они жили в Египте, как в раю и именно об этом рассказывает легенда о яблоке?

Но если жизнь евреев в Египте можно сравнить с жизнью «В Раю», то жизнь «на Земле» — это независимая жизнь посреди пустынь и иудейских гор. Они получили яблоко «Прекраснейших» и «Избранных» и за это обрекли себя на страдание. Получив «знания», они в Египте стали религиозными инакомыслящими и именно это привело к необходимости начать новую независимую жизнь. Так, в России во времена раскола старообрядцы уходили в глухие места, чтобы начать жизнь независимую и от церковного истэблишмента и от светской власти.  Возможно, те евреи, которые вышли из Египта так же отличались от египтян как старообрядцы от никониан, хотя и имели духовные корни именно в Шумере.

Может быть, таким образом, бох хотел купить себе любовь? Что в поэме «Гавриилиада» сделал змей с Марией? Вначале наговорил много умных и красивых слов, а потом воздействовал на резонансные эрогенные зоны. То есть вначале «псалом прочитал», а потом «крылом пощекотал».  Действительно, таким методом можно приобрести физический секс, но купить любовь нельзя.  Хотя некоторые женщины ищут именно таких партнеров, чтобы забеременеть, если от мужа в этом нет никакого толка.

Отец греха, Марии враг лукавый,
Ты был и здесь пред нею виноват;
Её тебе приятен был разврат,
И ты успел преступною забавой
Всевышнего супругу просветить
И дерзостью невинность изумить.
Гордись, гордись своей проклятой славой!

У Пушкина Гавриил впервые появляется во сне Марии, когда она попадает в небесное царство, где слышит голос бога, но не видит его.

Склонив главу, едва Мария дышит,
Дрожит как лист и голос бога слышит:
«Краса земных любезных дочерей,
Израиля надежда молодая!
Зову тебя, любовию пылая,
Причастница ты славы будь моей:
Готова будь к неведомой судьбине,
Жених грядет, грядет к своей рабыне».

Она видит красавца Гавриила, который ей очень нравится. Бог избирает Гавриила в сводники. Действительно совершенно невозможно представить как именно бог объяснял бы Гавриилу что именно и в каких словах нужно передать своей избраннице, что в сущности ясно демонстрирует весь абсурд ситуации. В поэме Гавриилу нужна Мария только для того, чтобы отомстить богу за ту роль, которую он ему выделяет. Мария очень быстро переходит из рук змея в руки Гавриила. Его метод покупки физического секса очень прост. Гавриил показывает себя перед Марией героем. Он смело бросается на змея и побеждает его, как Индра Вритру. У Пушкина эти мотивы появляются в поэме «Полтава».  В эпиграфе к «Полтаве» стоит цитата из Байрона:

Мощь и слава войны,
Как и люди, их суетные поклонники,
Перешли на сторону торжествующего царя.
Байрон (англ.)

Действительно, Марии нравится геройство, пернатый шлем Гавриила и проч., но разве можно это назвать любовью? Вообще можно ли заслужить настоящую любовь геройством? Если это геройство совершается совершенно без души, как видимый признак, то это невозможно. Реальным «посланником от бога» к евреям возвестивший им о том, что «жених идёт к своей рабыне» был Ирод Великий. Это он поднял еврейское государство на уровень, которого оно ещё никогда не достигало. Он построил Иудейский храм, который считался самым величественным сооружением Древнего Востока.  Но, его геройство было «без души». Поскольку он не был евреем, в своей стране он не был любим. Как можно добиваться любви от народа при помощи таких бездушных методов? И опять же многие женщины как раз и ищут таких «героев», чтобы получить от них беременность и чем меньше при этом чувств и эмоций, тем лучше для дела. Возможно, там предполагалось, что Ирод сможет как-то адаптировать евреев в греко-римском мире, поскольку какой смысл создавать идеологию только для одного отдельно взятого народа. Это народ должен обучить всех остальных уму разуму. А если этот народ полностью замкнут на самого себя, то какая от него польза?

Появление бога в виде голубя, который вместо полноценного секса «колышется, вертится, И носиком и ножками трудится» от чего Мария сжимает колени, так же показывает полный абсурд того, как предполагалось вводить Новый Завет. И совершенно понятно по чему такую божью любовь к своей рабыне евреи не приняли. Бог должен был предстать перед Марией в образе Гавриила, а передавать записочки обычно поручают почтовым голубям. Не нужно читать псалмы и щекотать крылом для того, чтобы увидеть разврат, а наоборот дать возможность Марии возвыситься и победить змея. Все эти проблемы Пушкин решает в романе «Евгений Онегин». Она не поддаётся на предложение разврата от Онегина, она возвышается до жены генерала и предоставляет задачу для Евгения достойную его мощи и энергии.  В одном из вариантов романа, Пушкин писал, обращаясь к Гомеру (Истомина играла роль черкеской девушки в «Кавказском пленнике»):

Твоя Киприда, твой Зевес
Большой имеют перевес
Перед Онегиным холодным
Пред сонной скукою полей
Перед Истоминой моей
Но Таня, присягну – милей
Елены пакостной твоей!

«Гавриилиада» заканчивается тем, что поэт просит Гавриила научить его как завоевать сердце Елены, а также благословить его на «любовь к ближнему», когда он сам окажется в роли старого рогоносца при молодой жене. Действительно, поэма «Гавриилиада» последовательно выписывает, как НЕ НУЖНО обращаться с женщиной, если целью является любовь, а не одноразовый секс. Что касается «любви к ближнему», но единственным условием, при котором такая «любовь» возможна,  это держать ближних дальними.

Но в возраст поздний и бесплодный,
На повороте наших лет,
Печален страсти мертвой след:
Так бури осени холодной
В болото обращают луг
И обнажают лес вокруг.

Так, в поэме «Гавриилиада» прорисовываются образы бога – старца Финна и старухи Израиль, которым осталось только вспоминать о былых годах их бурных взаимоотношений… В «Гавриилиаде» имеет большое значение каждая строчка, и я когда-нибудь обязательно их все проанализирую, однако теперь пора приступить к обсуждению сказки «Руслан и Людмила» написанной по мотивам русского народного эпоса.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *