Непорочная жена «Гавриилиады».

Железная дорога в Мещёре
Железная дорога в Мещёре

В чём смысл стихотворения «Отцы пустынники»? Как была создана поэма «Гавриилиада»и каковы её основные идеи? Откуда возникло ветхозаветное сказание о яблоке и что оно вначале означало? Является ли любовью «наука страсти нежной»?

Твоя Киприда, твой Зевес
Большой имеют перевес
Перед Онегиным холодным
Пред сонной скукою полей
Перед Истоминой моей
Но Таня, присягну — милей
Елены пакостной твоей!

Вариант к «Евгению Онегину»

Всю жизнь Пушкин преследовался за негативное отношение к религии и церкви и остался верен своим убеждениям до самого конца. РПЦ не любила поэта и после его смерти, петербургский митрополит Серафим (С. В. Глаголевский), а за ним и несколько архимандритов отказались участвовать в отпевании Пушкина[1]. Заупокойную службу исполнил местный священник, протоиерей А. И. Малов. Николай I сказал В.А. Жуковскому: «Пушкина мы насилу заставили умереть, как христианина»[2].

В цикле стихотворений написанных в 1836 году, перед самой дуэлью на Каменном острове в Петербурге, «каменноостровском цикле», есть переложение молитвы Ефрема Сирина, входящей в стандартный богослужебный цикл, и читающейся священником во время великого поста. Последний раз молитва читается в великую среду страстной седьмицы. В этот день в церквях вспоминают евангельские истории о покаянии грешницы, помазавшей миром Иисуса и этим приготовившей его к погребению, а также решение Иуды продать Христа за тридцать сребреников. Стихотворение Пушкина начинается так:

Отцы пустынники и жены непорочны,
Чтоб сердцем возлетать во области заочны,
Чтоб укреплять его средь дольних бурь и битв,
Сложили множество божественных молитв;

Музыка этих стихов напоминает мотив басни Крылова «Квартет». Для того, чтобы играть на музыкальных инструментов в составе ансамбля, прежде всего требуется, чтобы был слух и совершенно безразлично в каком порядке и в каком наряде рассядутся музыканты:

Проказница-Мартышка,
Осел, Козел, да косолапый Мишка
Затеяли сыграть Квартет.
Достали нот, баса, альта, две скрипки
И сели на лужок под липки,—
Пленять своим искусством свет.

На пение молитвы Ефрема Сирина, созданной «отцами пустынниками» прилетел Соловей, то есть Пушкин и объяснил что представляет собой реальное поэтическое творчество и как обыкновенную церковную молитву при наличии стихотворного таланта можно превратить в произведение искусства.

«Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье
И уши ваших понежней»,
Им отвечает Соловей:
«А вы, друзья, как ни садитесь,
Всё в музыканты не годитесь».

Животные в басне Крылова символизируют человеческие недостатки. Мартышка известна тем, что повторяет всё за другими, не будучи способной что-нибудь придумать сама. Осёл глуп, как пробка. Козёл является символом работы на органы, мусоров и прочее сатанинское начало. В виде козла часто изображают антихриста. Косолапый мишка груб, и не понимает тонкостей поэтических нюансов. Говорят «как медведь в фарфоровой лавке». Четырёх зверей, возникающих в басне Крылова, можно сравнить с «четырьмя животными апокалипсиса», а также четырьмя евангелистами, с которыми обычно ассоциируют этих зверей.

Отцы пустынники и непорочные жены сочиняют свои молитвы, чтобы улететь заочно в заочные области, а Пушкина эти заочники «умиляют». Слово «умиляет» используется по отношению к детям, мирно играющим в свои игрушки. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Почему эта молитва может крепить падшего неведомой силой? Обращаясь к своим судьям, автор просит не дать ему «унылой праздности», «любоначалия, змеи сокрытой сей» и «празднословия». Все эти три характеристики являются непременными составляющими религии и церкви. Жизнь священников — это «унылая праздность». Религиозные проповеди — «празднословие». Главная цель существования церкви и религии в том, чтобы властвовать над умами и волей людей, что составляет «любоначалие», часто у Пушкина ассоциирующееся со змеёй. При этом реальные цели любой религии обыкновенно тщательно скрыты под красивыми обрядами и громкими словесами. Единственный порок, упоминаемый Пушкиным, которого нет у Ефрема Сирина — отсутствие целомудрия. В соответствии с христианским догматизмом, бог развлёкся с Марией, обрюхатил её, бросил своего сына на произвол судьбы, хотя потом формально задним числом признал за собой. При ближайшем рассмотрении оказывается, что постулат христианского символа веры о «непорочном зачатии» — это полный абсурд, без малейшей попытки увидеть, что же в действительности всё это значит.

Не спрашивай, за чем душой остылой
Я разлюбил весёлую любовь
И никого не называю милой —
Кто раз любил, уж не полюбит вновь[3];

Подробному рассмотрению вопроса о «непорочности девы Марии» посвящено стихотворение Пушкина «Гавриилиада», носившая сначала название «Благовещение». Как совершенно непозволительная с точки зрения цензуры, поэма вначале была известна только в близком кругу Пушкина, а с 1822 года начала расходиться в списках. Нет ни малейшего сомнения в том, что автором этой поэмы был Пушкин, что доказывают строгие лингвистические анализы текста. С «Гавриилиадой» было связана судебная история 1828 года, когда на допросе по делу об этом произведении, Пушкин отказался от авторства. Позже было обнаружено собственноручное признание поэта, что «Гавриилиаду» написал он. История, о которой повествует евангелие, тривиальна и может случиться в реальной жизни. У моей двоюродной сестры была страстная любовь к военному, приведшая к беременности. Звали её Елена, так же как и героиню из Илиады Гомера, взятую Пушкиным для прототипа Марии. Жениться на сестре он или не захотел или сама сестра его послала, но так или иначе — Елена вышла замуж за другого человека, уже давно её любившего. Выходя замуж она уже имела во чреве. Её муж был добрым человеком и принял чужого ребёнка как родного. Сын до взрослого возраста не знал кто его истинный отец. Многие исследователи «Исторического Иисуса» полагают, что его реальным отцом мог быть римский солдат.

В процессе мифологизация истории прикладывается много усилий, чтобы скрыть события, не укладывающиеся в создаваемый имидж кумира. Но если скрыть такие события нельзя, им приписывают особые фантастические черты. Можно думать, что беременность Марии до её формального замужества была широко известна а, следовательно, вместо того, чтобы скрыть этот факт ему был приписан характер чуда. Поскольку хромосомный набор любого здорового человека должен содержать две копии ДНК то, даже если оплодотворение происходит в пробирке, непорочно, у каждого человека обязан быть реальный отец и никаких «зачатий от голубка» в природе не бывает. Малейшее отклонение от стандартной генетической программы приводит обычно к страшным наследственным заболеваниям, хотя возникновение новых видов может происходить только после активации или добавления генов непорочно в гомозиготный хромосомный набор.

Аналогичная тема, только в более ироничной манере, обыграна в песне Высоцкого «Про плотника Иосифа, деву Марию и святого духа». В отличие от пушкинской «Гавриилиады», где муж Марии ленивый импотент:

Ленивый муж своею старой лейкой
В час утренний не орошал его;
Он как отец с невинной жил еврейкой,
Ее кормил — и больше ничего.

У Высоцкого, наоборот, плотник очень активен и собирается бороться с этим святым духом «своим мужским оружием».

«Он псалмы мне прочитал
И крылом пощекотал…»
«Ты шутить с живым-то мужем!
Ах ты скверная жена!..»
Я взмахнул своим оружьем…
Смейся, смейся, сатана!

Идея посмеяться над евангельским рассказом появилась у Пушкина, возможно, как своеобразное соревнование с Майковым и его «Елисеем». Если так просто высмеять греко-римских богов, то почему бы не сделать того же с христианскими, с учётом того, что благовещение из евангелия по своему характеру напоминает истории из гомеровской Илиады. В греко-римской мифологии боги по своим положительным и отрицательным свойствам очень человечны. Они могут свободно общаться с людьми, вступать с ними в романтические отношения, иметь от них детей и проч.; часто носят комический и примитивный характер. Но если король голый, то наверняка найдётся кто-то, кто заявит об этом первым.

Название поэмы составлено из двух слов «Гавриил» и «Илиада», а значит евангельская история о Благовещении будет рассказана в стиле и по мотивам греческой мифологии. Когда греческие боги спускались на Землю, чтобы оплодотворить земных женщин, от таких внебрачных союзов рождались полулюди-полубоги. Нет сомнения, что составитель евангельской истории был хорошо об этом осведомлён. Поскольку Новый Завет был написан на койне, разговорном древнегреческом, и имел хождение поначалу среди служителей и прихожан в официальных греко-римских храмах, такое поведение богов и рождение триединых бого-людей не должно было вызывать у них никакого внутреннего протеста. Можно ли классифицировать, как «монотеизм» религию, в которой присутствует целый пантеон ангельских и инфернальных сущностей? У Пушкина читаем:

Во глубине небес необозримой,
В сиянии и славе нестерпимой
Тьмы ангелов волнуются, кипят,
Бесчисленны летают серафимы,
Струнами арф бряцают херувимы,
Архангелы в безмолвии сидят,
Главы закрыв лазурными крылами, —
И, яркими одеян облаками,
Предвечного стоит пред ними трон.

У Высоцкого есть песня «Переворот в мозгах», где небесное царство тоже представлено в стиле греко-римской мифологии с широким пантеоном, включающем дьявола, бога, чертей, ангелов и проч. причём с оттенком мифологии строительства коммунизма.

Рыдали черти и визжали: — да!
Мы рай в родной построим Преисподней!
Даешь производительность труда!
Пять грешников на нос уже сегодня!

— Ну, что ж, вперед! А я вас поведу,—
Закончил дьявол, — С Богом! Побежали.—
И задрожали грешники в аду,
И ангелы в раю затрепетали.

И ангелы толпой пошли к нему,
К тому, который видит все и знает.
И он сказал, — Мне наплевать на тьму —
И заявил, что многих расстреляет.

Первым Марию в «Гавриилиаде» соблазнил Змей, превратившийся в молодого красавца с чудесным блеском очей. Этот сюжет в общем повторяет историю из книги «Бытие». После того как первая женщина Ева была совращена, бог отправил её вместе с Адамом из рая на землю, чтобы «плодиться и размножаться». Змей из «Гавриилиады» утверждает:

Но им открыл я тайну сладострастья
И младости веселые права,
Томленье чувств, восторги, слезы счастья,
И поцелуй, и нежные слова.

Если вы не живёте, то вам и не умирать… Какая награда за то, чтобы быть «непорочной мечтой» и «бесчувственным кумиром»? Как бы женщина, изображённая на иконе, сама отнеслась к собственному почитанию?

И что ж потом? За скуку, за мученье,
Награда вся дьячков осиплых пенье,
Свечи, старух докучная мольба,
Да чад кадил, да образ под алмазом,
Написанный каким-то богомазом…
Как весело! Завидная судьба!

Откуда первоначально появилась легенда о злополучном яблоке? Традиционно, авторство рассказа приписывают Моисею, чья историчность до сих пор под сомнением. В середине второго тысячелетия до нашей эры фольклор разных стран и народов был скомпилирован и записан на первом фонетическом алфавите, возможно для этого и созданным. Много эпизодов библии, включая и легенду о потопе, были пересказаны из шумерской мифологии. Если Моисей получил образование в городе Солнца Ахетатоне, в амарнский период египетской истории, это вполне понятно. Ахетатон имел культурные связи не только с Междуречьем, но как показывают раскопки, и с древнегреческой крито-микенской цивилизацией.

Яблоко как символ раздора, вместе с выражением «яблоко раздора» впервые появляется в Киприи[4] или Кипрских сказаниях датирующихся VII веком до нашей эры. Но это только дата, когда до нас дошёл самый ранний письменный источник. Возраст самого мифа может быть значительно старше. Русские народные сказки, возникшие не познее XIV века, были впервые записаны только в XIX веке, что даёт разницу в 500 лет. Возраст Киприи вполне может доходить до XIII века до нашей эры, когда древний микенский миф мог стать частью первых источников Пятикнижия и позже трансформироваться в библейскую историю. Не исключено, что Моисей отнюдь не «важно лгал», а позаимствовал историю о яблоке из кипрского мифа, с которым был хорошо знаком со школы в Ахетатоне.

Богиня раздора Эрида обиделась на то, что её не пригласили на свадебный пир Пелея и Фетиды. Она решила отомстить богам и подбросила пирующим яблоко с надписью «Прекраснейшая». Между богинями Герой, Афиной и Афродитой возник спор: кому по праву принадлежит яблоко? Зевс отказался быть судьёй и отдал яблоко Гермесу, чтобы тот передал его сыну царя Трои Парису, который и должен был выбрать прекраснейшую из трёх богинь. Богини предложили Парису отдать яблоко за вознаграждение. Гера пообещала Парису власть над всей Азией, Афина военные победы и славу. Афродита, богиня любви, пообещала Парису подарить ему любовь любой женщины, которую тот пожелает. Парис решил купить себе за яблоко любовь и выбрал Елену Прекрасную. «Прекраснейшей» оказалась богиня любви, а остальные богини, оставшиеся ни с чем, возненавидели Афродиту, Париса и всех троянцев. Это стало причиной Троянской войны. В результате «Суда Париса» врагом и изгоем стал тот, кого назвали «Прекраснейшим». Выигравший суд, получил главное наказание.

В Кипрских сказаниях впервые появляется легенда о Кассандре и Троянском коне. Этой теме посвящена известная песня Высоцкого. Если втащить в «святое писание» миф чужой страны для каких-то прагматических целей, этот миф рано или поздно может превратиться в Троянского коня, способного уничтожить эти «святые писания» . Тема «прекраснейшей» и отравленного яблока возникает у Пушкина в сказке «О мёртвой царевне». Молодая царевна наказана мачехой за то, что она «румяней и белее». В германской мифологии, есть предание о горе Герзельберг в Тюрингенском лесу, имеющей вид гроба и называющейся в народе «Венериной горой». В ней обитает богиня любви Венера или Афродита. В пещере под этой горой, по преданию, исчезает поезд Дикой Охоты. Подобную пещеру должен найти королевич Елисей, чтобы разбудить спящую принцессу.

Ветхозаветные предания повествуют о том, что евреи в Египте жили в рабстве а, уйдя из этой страны в пустыни, стали свободны и счастливы. Рабы жившие в богатой и сильной стране в пустыне стали независимы. Стало ли им от этого лучше жить? Если вспомнить новейшую историю, то исход евреев из Германии в Палестину после Второй мировой войны можно считать в некотором смысле «освобождением из германского плена», однако качество жизни, которое получили евреи в палестинских пустынях поначалу оставляло желать лучшего. Даже сегодня Германия имеет большую еврейскую диаспору, которая совсем не торопится вернуться на свою историческую родину. Исход из Египта должен был привести к значительному снижению уровня жизни в оплату юридической независимости. Ни один письменный источник Древнего Египта не упоминал ни рабства, ни евреев. Может быть, они жили в Египте, как в раю и именно об этом рассказывает легенда о яблоке? Получившие яблоко «Прекраснейших» и «Избранных» обрекли себя на страдание. Получив «знания» в Ахетатоне, они стали религиозными инакомыслящими и, после падения режима Эхнатона, должны были начать новую независимую жизнь. Во времена раскола, в России, старообрядцам нужно было совершать исход в глухие места, чтобы скрыться от преследований церковного истеблишмента и светской власти. Не исключено, что ушедшие из Египта в иудейские горы, так же отличались от египтян, как и старообрядцы от никониан на Руси.

Поговорим о странностях любви
(Другого я не смыслю разговора).

Если бы какой-то мужчина захотел понравится женщине, то стал бы он действовать так, как бог в «Гавриилиаде»? Познав «волнение Марии», он стал громко петь ей псалмы:

Он сочинял любовные псалмы
И громко пел: «Люблю, люблю Марию,
В унынии бессмертие влачу…
Где крылия? к Марии полечу
И на груди красавицы почию!..»
И прочее…

Разве это поможет ему привлечь внимание молодой девушки? Ей очевидно по нраву будет красавец Гавриил, а псалмопевца она даже не заметит…

Но Гавриил казался ей милей…
Так иногда супругу генерала
Затянутый прельщает адъютант.
Что делать нам? судьба так приказала, —

Бог избирает в качестве сводника опасного конкурента, с кем первым его избранница ему изменит. Герой Гавриил, победивший змея, как Индра Вритру, сразу получает Марию на блюдце с голубой каёмкой, а перед богом, который предстал ей в виде мохнатого голубка, она зажимает колени, хотя непонятно, что мог делать белокрылый милый голубок у неё между колен.

Альтернативу Марии, клона гомеровской Елены, Пушкин представляет в романе «Евгений Онегин». Татьяна сама вызывает Онегина на ковёр в третьей главе, «сдаёт Москву», выходя замуж за толстого генерала, и в конце концов заставляет Онегина её полюбить, ставя перед ним задачу, достойную его мощи и энергии. Разве в реальной семейной жизни может существовать «любовь к ближнему» если таким «ближнем» оказывается любовник у жены? В средневековом рыцарском романе о «Тристане и Изольде», король Марк посылает Тристана, как посланника, привёти к нему Изольду, чтобы на ней жениться. Но Тристан и Изольда влюбляются друг в друга, что приводит к печальным последствиям. Отец и сын соревнуются за одну и ту же женщину в сказочной древнерусской повести о Еруслане Лазаревиче … и книгах Достоевского «Подросток» и «Братья Карамазовы». В последних строчках «Гавриилиады», Пушкин обращается к автору евангельского сказания, как по поводу Илиады обратился бы к Гомеру:

Иосифа прекрасный утешитель!
Молю тебя, колена преклоня,
О рогачей заступник и хранитель,
Молю — тогда благослови меня,
Даруй ты мне беспечность и смиренье,
Даруй ты мне терпенье вновь и вновь
Спокойный сон, в супруге уверенье,
В семействе мир и к ближнему любовь!
Примечания

  1. Жуковский В. А. Собр. соч., т. 4, с. 629.
  2. Пушкин в письмах Карамзиных 1836—1837 годов. — М.-Л., 1960, с. 170.
  3. А.С. Пушкин. К***, 1817
  4. Киприи — древнегреческая эпическая поэма, созданная в VII веке до н. э. и повествующая о мифических событиях, ставших причиной Троянской войны, начале войны и её первых битвах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *