Анализ повести Ф.М. Достоевского ‘Хозяйка’

Николай Рерих "Гонец"
Николай Рерих «Гонец»

Повесть «Хозяйка» — мост между Пушкиным и Достоевским. Отображение повести «Хозяйка» на еврейскую историю и возникновение христианства. Катерина и Тинхен — Татьяна и Ольга. Как и почему Катерина заключила Завет с дьяволом.  По какой причине произошла трагедия с Ал-Ёшуа в лодке. Почему Василий не смог убить колдуна? Сможет ли Василий завладеть душой Катерины если при помощи Тинхен напишет свою научную работу? Автобиографический элемент в «Хозяйке».

Протопи ты мне баньку, хозяюшка,
 Раскалю я себя, распалю,
 На полоке, у самого краюшка,
 Я сомненья в себе истреблю.

Недавняя статья вестника Самарской Гуманитарной академии (2009 №2 (6) стр 130-146) посвящённая анализу повести Достоевского «Хозяйка», называлась «Первый опыт религиозно-философских исканий в творчестве Ф. Достоевского». Название само по себе несёт «извинительный» характер. Ну, что вы… это только его «первый опыт исканий…», а не что-то законченное и серьёзное. Не судите строго. Приговор по поводу «Хозяйки» вынес Белинский. Он писал, что это «Странная вещь, непонятная вещь», «страшная ерунда», «мерзость», «нервическая хуёвина». Хуёвина, кончено в печати не появлялась. Это слово было восстановлено по его рукописи (РНБ, ф. 1000, к. 2 оп. 1, ед. хр. 195). Действительно как после такого не искать оправданий для творчества молодого писателя, и если исходить из необходимости найти «типичные явления Санкт-Петербурга середины 40-х годов 19 века», то найти почти ничего не удастся. Одним из интересных «типичных явлений» найденных недавно в «Хозяйке» было «Скопцы и скопчество в изображении Достоевского». (Philologica,  1995, т. 2, № 3/4, 59—84) Так истолковала повесть О.Г. Дилаторская,  доктор филологических наук, литературовед, профессор ДВФУ, главный редактор журнала «Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке», член международного общества Ф.М. Достоевского.

Белинский был сторонником и защитником реализма, литературного направления когда в центре замысла находится конкретная действительность.  Однако зачем искать «реализм» там где его никогда не было и нет? Символическое искусство отличается от реализма тем, что реальность в таком искусстве является лишь некой искусственной сценой, создаваемой для того, чтобы лучше передать глубокие нравственные или философские идеи. Чем более глубокие и отвлечённые нравственные идеи требуется передать, тем слабее будет точность отражения реальности и тем меньше требований нужно предъявлять к деталям её описания. Картина художника тем ценнее, чем больше личных чувств он смог в ней передать и тем бездарнее, чем больше такая картина похожа на фотографию. Приведу характерный пример. Рассмотрим известное стихотворение Блока

Я вам поведал наземное
Я вся сковал в воздушной мгле
В ладье топор, в мечте герои
Так я причаливал к земле
 
Скамья ладьи полна от крови
Моей растерзанной мечты
Но в каждом доме, в каждом крове
Ищу я гордой красоты
 
Я вижу — ваши девы слепы
У юношей безогнен взор
Назад, во тьму, в глухие склепы
Вам нужен бич, а не топор
 
И скоро я расстанусь с вами
И вы увидите меня
Вон там, за дымными горами
Летящем в облаке огня

Здесь бесполезно искать какую-то «землю», «дымные горы» и проч. Всё это лишь краски для описания вполне конкретных нравственных проблем связанных с утратой мечты. Строчка «вам нужен бич, а не топор» почти идентична пушкинской «К чему стадам дары свободы их должно резать или стричь». Для адекватного анализа повести «Хозяйка», да и других произведений Достоевского нужно прежде всего исходить из символического, концептуального подхода, где определяющим является идея, а «реальность» возникающая в его творчестве представляет лишь вспомогательный инструмент для более ясного и конкретного описания хорошо обозначенной нравственной идеи.

Уникальность повести «Хозяйка» заключается в том, что в ней собрана квинтэссенция большинства идей Достоевского, которые будут позже развиты во всём его творчестве. Это не «опыт исканий», идеи в «Хозяйке» представлены в сжатой, точной и окончательной форме. Более того, в повести существуют ссылки на идеи многих произведений А.С. Пушкина. С этой точки зрения «Хозяйка» является своеобразным мостом между Пушкиным и Достоевским, соединяющим их в единый проект, своеобразная «билингва», когда в одном месте встречаются одновременно образы и герои обоих писателей, чтобы можно было лучше понимать творчество одного изучая творчество другого. Имя Пушкина упоминается в «Хозяйке» три раза, но сколько я не искал, ни в одном анализе «Хозяйки», не обнаружил что имелось ввиду, когда «Сам Пушкин упоминает о чём-то подобном в своих сочинениях».

Посмотрим на повесть внимательно. Последний монолог Мурина. Ордынов спросил его «Зачем же болит моё сердце? Зачем я спознал Катерину?». Уйдя с Ордыновым Катерина получила бы свободу от старика, но так ли нужна была ей эта свобода?

Спознай, барин: слабому человеку одному не сдержаться! Только дай ему все, он сам же придет, все назад отдаст, дай ему полцарства земного в обладание, попробуй — ты думаешь что? Он тебе тут же в башмак тотчас спрячется, так умалится. Дай ему волюшку, слабому человеку, — сам ее свяжет, назад принесет. Глупому сердцу и воля не впрок!

Позже похожий монолог возникнет между Великим Инквизитором и его собеседником, ассоциирующимся с Исусом или кем-то очень похожим на него. Инквизитор объясняет, что свобода которую Исус хотел дать не стоит ничего перед желанием человека отдать свою волю:

«Имеешь ли ты право возвестить нам хоть одну из тайн того мира, из которого ты пришел? — спрашивает его мой старик и сам отвечает ему за него, — нет, не имеешь, чтобы не прибавлять к тому, что уже было прежде сказано, и чтобы не отнять у людей свободы, за которую ты так стоял, когда был на земле. Всё, что ты вновь возвестишь, посягнет на свободу веры людей, ибо явится как чудо, а свобода их веры тебе была дороже всего еще тогда, полторы тысячи лет назад. Не ты ли так часто тогда говорил: „Хочу сделать вас свободными“.* Но вот ты теперь увидел этих „свободных» людей, — прибавляет вдруг старик со вдумчивою усмешкой. — Да, это дело нам дорого стоило, — продолжает он, строго смотря на него, — но мы докончили наконец это дело во имя твое. Пятнадцать веков мучились мы с этою свободой, но теперь это кончено, и кончено крепко. Ты не веришь, что кончено крепко? Ты смотришь на меня кротко и не удостоиваешь меня даже негодования? Но знай, что теперь и именно ныне эти люди уверены более чем когда-нибудь, что свободны вполне, а между тем сами же они принесли нам свободу свою и покорно положили ее к ногам нашим.

В этой ремарке «продолжал философствовать Мурин» слышится отголосок монолога Онегина: «Так проповедовал Евгений». Далее старик объясняет нравственную разницу между «убийством сгоряча» и «хладнокровным убийством»:

Оно ведь, знашь, барин, — продолжал философствовать Мурин, — только все так говорится: и чего не бывает? За нож возьмется в сердцах, не то безоружный, с голыми руками на тебя, как баран, полезет да зубами глотку врагу перервет. А пусть-те дадут этот нож-от в руки, да враг твой сам перед тобою широкую грудь распахнет, небось и отступишься!

Старик стрелял в Ордынова от испуга и это с нравственной точки зрения вполне простительно. Когда же Ордынов мог в отместку и с одобрения Катерины, а также полицейского убить безоружного и больного старика ножом, то он отказался делать это. После того, как Свидригайлов в «Преступлении и наказании» начал наступать на Дуню, то она испугавшись выстрелила ему в лоб:

Дуня подняла револьвер и, мертво-бледная, с побелевшею, дрожавшею нижнею губкой, с сверкающими, как огонь, большими черными глазами, смотрела на него, решившись, измеряя и выжидая первого движения с его стороны. Никогда еще он не видал ее столь прекрасною. Огонь, сверкнувший из глаз ее в ту минуту, когда она поднимала револьвер, точно обжег его, и сердце его с болью сжалось. Он ступил шаг, и выстрел раздался. Пуля скользнула по его волосам и ударилась сзади в стену.

Здесь есть параллель с повестью «Выстрел». Сильвио хотел и готов был стрелять в живого и чувствующего соперника. Он не мог стрелять в человека равнодушно плюющего в него вишнёвыми косточками. Он также отказался стрелять в него снова, когда ему было сказано «Ну, убивайте же меня скорее — не мучите бедную женщину». Своя жизнь ему опять же была безразлична. Катерина никогда бы сама не подняла руку на старика Мурина, однако была совсем не прочь если бы его убил кто-то другой. Смердяков объяснил Ивану Карамазову, что тот убить отца совсем не хотел сам, а вот если бы это сделал кто-то другой, то совсем другое дело. Тема «С умным человеком и поговорить любопытно» встречается у Пушкина в «Борисе Годунове», когда Шуйский молчаливо даёт согласие на признание самозванца, способного свалить их врага Годунова.

Шуйский.

Прав ты, Пушкин.
Но знаешь ли? Об этом обо всем
Мы помолчим до времени.

Пушкин.

Вестимо,
Знай про себя. Ты человек разумный;
Всегда с тобой беседовать я рад,

Ордынов в самом начале хотел написать научную работу и сделал некий набросок этой работы, но после встречи с Катериной в его голове всё перемешалось.

Казалось, все эти образы нарочно вырастали гигантами в его представлениях, чтоб смеяться над бессилием его, их же творца. Ему невольно приходило в грустную минуту сравнение самого себя с тем хвастливым учеником колдуна, который, украв слово учителя, приказал метле носить воду и захлебнулся в ней, забыв, как сказать: «перестань»

Здесь упоминается баллада Гёте «Ученик чародея». Идея того, как созданные образы вырастают в гигантских монстров и смеются над бессилием творца описана у Пушкина в поэме «Медный всадник». Попытка творца сшить себе Новую Шинель взамен Ветхой привела к возникновению трёхглавого дракона — вавилонского талмуда, христианства и ислама.

И, обращен к нему спиною,
В неколебимой вышине,
Над возмущенною Невою
Стоит с простертою рукою
Кумир на бронзовом коне.

Фамилия старика Мурин напоминает фамилию Вырин из пушкинского «Станционного смотрителя». Разница в том, что Катерина совсем не мечтает никуда сбежать даже если у неё и появляется такая возможность.  В этом и проявляется главная идея повестей Белкина — противоречие между мечтой в стиле мыльной оперы и реальной действительности, где действуют законы совсем непохожие на законы шоу-бизнеса.

Вот эта яркая фраза «А неприятно, когда глупый человек, которого мы прежде любили, может быть, именно за глупость его, вдруг поумнеет, решительно неприятно» сразу относит к повести Барышня-Крестьянка. Действительно — если Алексей полюбил глупенькую крестьянку, женщину подневольную рабыню… то так ли он будет любить умную и богатую дворянку? Когда князь Мышкин продемонстрировал семье Епанчиных способности своего ума, ведь прежде его принимали за недоумка, то это вызвало очень негативную и резкую реплику Аглаи:

Князь вдруг замолчал; все ждали, что он будет продолжать и выведет заключение.
— Вы кончили? — спросила Аглая.
 — Что? кончил, — сказал князь, выходя из минутной задумчивости.
 — Да для чего же вы про это рассказали?
— Так… мне припомнилось… я к разговору…

В поэме «Домик в Коломне» казус происходит из-за того, что некто, кого принимали в качестве служанки женщины вдруг начинает брить себе бороду. Оказывается, что он и не служанка, и не женщина, что же он делает в их доме. Служанку даром нанимать опасно…

Контраст между хорошенькой дочерью немца Тинхен и Катериной идентичен разнице между Ольгой и Татьяной в Евгении Онегине. Тинхен — Ольга это  просто. Она может быть чем угодно «не трогая нравственности». Сегодня она ухаживает за поэтом, завтра за уланом… Катерина -Татьяна это сложнее. Однако одухотворённость, экзальтированность и вот это «но я другому отдана, я буду век ему верна». Она сама принесла и отдала ему всю свою волю и не потребует её обратно. Может ли Онегин завладеть Татьяной, если убьёт ножом её мужа, генерала? Очевидно, что это совсем непростая задача.  В книге «Братья Карамазовы» некоторыми чертами Катерины обладают Катерина Ивановна и Грушенька. В книге «Подросток» более точной «Татьяной» является Катерина Николаевна.

Когда Мурин заключал Завет с Катериной, то сказал:

… дам тебе великое слово: на сколько счастья мне подаришь, на столько буду и я тебе господин, а невзлюбишь когда — и не говори, слов не роняй, не трудись, а двинь только бровью своей соболиною, поведи черным глазом, мизинцем одним шевельни, и отдам тебе назад любовь твою с золотою волюшкой; только будет тут, краса моя гордая, несносимая, и моей жизни конец!»

Смерть Кощея — находится в душе у Катерины, это то самое поле битвы  где дьявол борется с богом. И смерть Кощея случится ровно тогда, когда захочет этого сама Хозяйка. Мурин сгинет только тогда, когда она САМА поведёт бровью своей соболиной. В этом отношении Катерина символизирует отношение русского народа к своим богам. Никакие пламенные революционеры не могли устранить социальные неравенства в царской России пока сам народ повёл своей бровью соболиной и избрал себе в богов коммунизм. Аналогично, никакие правозащитники и «свободные голоса» не могли даже легко поколебать социалистическую систему и правящую идеологию, пока сам народ с подачи народного избранника не развернулся обратно к продолжению построения капиталистического общества. И если когда-нибудь русский народ снова решит поменять себе богов, то просто так убить генерала не получится. Если Онегин не отступится от своей идеи получить Татьяну, это будет для него достаточно сложная задачка. Катерина — Хозяйка и это значит что от неё и только от неё будет зависеть будущее. Всё будет ровно так, как она захочет.

Теперь, когда я набросал главные параллели между «Хозяйкой», Пушкиным и поздним Достоевским рассмотрим эту повесть более подробно и с самого начала. Нетрудно показать, что она может быть спроектирована на историю создания трёхглавого дракона современных религий в результате общения бога и евреев. В отдельной статье я показал, что ТЕ евреи которые приняли участие в создании «заветов» к современным отношения не имеют и с чисто психологической точки зрения речь может идти о русских. Правда их ещё нужно разбудить ото сна в норе, во тьме печальной

Итак, начнём с начала.

Бох решил написать некий научный труд для человеков объясняющий вопросы связанные с этикой, душой и нравственностью. Его «бывшая хозяйка» куда-то уехала и ему нужно было искать себе новое жильё. Положим, его первой хозяйкой были Шумеры. Без «Хозяйки» или «избранного народа» он никак не может, потому что кто-то же должен записать его откровения на таком языке, который прост и понятен для человеков, без «своего народа» он полностью отрезан от мира и существует только в виртуальной реальности. Язык символизма — это натуральный и естественный язык бога, то есть некого разума для которого материальный мир является некой моделью, а реальными являются только души людей. Если люди самостоятельно способны создать науку о материи, то создать науку о душе должен сам бох. При этом такая наука должна быть достаточно понятной и в тоже время вполне объективной, чтобы не зависеть от сиюминутных желаний людей. Понятно также, что если бы например Роберту Оппенгеймеру отцу американской ядерной бомбы нужно было бы проповедовать опасность ядерной энергии и объяснять чем электромагнитное взаимодействие отличается от ядерного где-нибудь в Иудее начала первого тысячелетия, то могло бы возникнуть много проблем с пониманием.  Как же не обойти такую девушку безверием, как утешить её в беде и придать ей силы? Катерина сильно переживала смерть своей матери…

Рыдает — и меж тем под сенью темных ив,
У гроба матери колена преклонив,
Там дева юная в печали безмятежной
Возводит к небу взор болезненный и нежный,
Одна, туманною луной озарена,
Как ангел горести является она;

Первую квартиру Василий Ордынов снял у немца. Имя Василий, Вася простонародно русское, однако означает «Царь». Тут есть кончено некий иронический оттенок. Царь, а шляется по чужим углам считая копейки в кармане. Аналогично, Князь Лев, царь зверей, но Мышкин… Ордынов от слова «Орда». Можно положить, что первой квартирой Василия был Древний Египет, основной состав населения. Пожить там он не успел поскольку случайно встретил странную пару — Катерину и старика Илью Мурина. Мурин означает «негр, арап или чёрт, нечистая сила». Имя Илья имеет отношение к «Илье пророку». Кстати всё вместе очень подходит для самого Пушкина. Встреча с Катериной была для бога тем, что произошло после встречи с египтянами, фигурировавшими в книге «Исход».

Сбивчивый рассказ Катерины как она потеряла отца и как появился колдун, увёзший её на коне отца напоминает сам Исход и заключение договора с евреями. Если внимательно прочитать всё что связано с этим эпизодом, то складывается впечатление, что колдун — это и есть её отец каким-то образом превратившийся или принявший облик страшного колдуна. Катерина спрашивает:

Мы побежали с ним рука в руку, долго бежали. Смотрим, густой, темный лес. Он стал слушать: «Погоня, Катя, за нами! погоня за нами, красная девица, да не в этот час нам животы свои положить! Поцелуй меня, красная девица, на любовь да на вечное счастье!» — «А отчего у тебя руки в крови?» — «Руки в крови, моя родимая? а ваших собак порезал; разлаялись больно на позднего гостя. Пойдем!»

В книге Братья Карамазовы тоже возникает эпизод с руками в крови, причём Митя в смерти отца виновен не был, но кровь человеческая была интерпретирована как именно кровь его отца им же убитого.

— Барин, что с вами это такое было? — проговорила Феня, опять показывая ему на его руки, — проговорила с сожалением, точно самое близкое теперь к нему в горе его существо.
Митя опять посмотрел себе на руки.
— Это кровь, Феня, — проговорил он, со странным выражением смотря на нее, — это кровь человеческая и, боже, зачем она пролилась!

Образ езды девушки с мёртвым всадником, которого она считает своим женихом очень часто возникает в произведениях Пушкина. Эпиграфом к Метели и к пятой главе Евгения Онегина является цитата из стихотворения Жуковского «Светлана», являющегося вольным переложением Бургеровской «Леноры». Возникает странная ситуация. Катерина чувствует свою вину, считает своего спутника злым убийцей, страшным существом и всё равно при этом заключает с ним договор — Завет. Наверное тонкий психоанализ отношений евреев и Яхве должен показать что-то такое в этом духе. Яхве же который выглядел совсем отличным от египетского бога, скажем Атона, в сущности был тем же самым, только с руками в крови. Как же — он убил всех перворождённых младенцев в Египте. Но, Завет заключался добровольно и только до тех пор пока Катерина сама его не отменит.

Он помолчал, поглядел на меня так, что я, как лист, задрожала. «Слушай же, — говорит мне, — красная девица, — а у самого чудно очи горят, — не праздное слово скажу, а дам тебе великое слово: на сколько счастья мне подаришь, на столько буду и я тебе господин, а невзлюбишь когда — и не говори, слов не роняй, не трудись, а двинь только бровью своей соболиною, поведи черным глазом, мизинцем одним шевельни, и отдам тебе назад любовь твою с золотою волюшкой; только будет тут, краса моя гордая, несносимая, и моей жизни конец!» И тут вся плоть моя на его слова усмехнулася.

Василия совсем не смутил откровенный рассказ Катерины, как она продала свою душу кому-то считая его «дьяволом», заключив с ним «Завет». Он продолжает : «Ты сгубила меня! Я твоего горя не знаю, и душа моя смутилась…Что мне до того, об чем плачет твое сердце! Скажи, что ты хочешь… я сделаю. Пойдем же со мной». После этого она решается рассказать ему последнюю историю про Алёшу. Эта история попадает на трагические события с Ешуа, которые разделили евреев на «принявших» и «не принявших» христианство. Алёша был давно помолвлен с Катериной и появился чтобы взять её замуж. Возможно её отец который страшный колдун сам инициировал их встречу. Такой приезд «старого знакомого» происходит с позитивным концом в «Сплетнях» Катенина и с негативным в «Горе от ума» Грибоедова. Возникает критическая ситуация, когда трое человек оказываются в одной лодке и требуется решить — кто же останется жив. Катерина решает разыграть небольшой спектакль, чтобы дать глубоко прочувствовать Василию как всё там произошло и по какой причине. Судя по всему старик Мурин был в деле и прекрасно понимал с самого начала чем всё кончится. Алёша позже появится в книге «Братья Карамазовы», в качестве главного персонажа в чём-то напоминающего князя Мышкина из «Идиота». Нужно также заметить, что «АлЁША» немного созвучно имени «ЕШУА» и может быть также транслировано, как Ал-Ешуа. «Ал» как известно является общим корнем для целого семейства семитских богов, таких как «Ал-охим» или «Ал-лах».

Реальная суть человека или явления проявляет себя только в том случае если возникает «критическая ситуация». Понятие такой острой ситуации составляет главное содержание творчества Высоцкого. В обыкновенной жизни человек ведёт себя обыкновенно, но когда нужно выбирать «или или» и сделать это нужно «сейчас и немедленно» в этом случае проявляется реальная, истинная природа человека. «Если друг оказался в друг и не друг и не враг а так». Например в известной песне «Дорожная история», напарник шофёра, который в обыкновенное время был ему «больше чем родня и ел с ладони у меня» проявляется совсем с другой стороны:

Я отвечаю: «Не канючь!»
А он — за гаечный за ключ
И волком смотрит (он вообще бывает крут), —
А что ему – кругом пятьсот,
И кто кого переживет,
Тот и докажет, кто был прав, когда припрут!

Он был мне больше чем родня —
Он ел с ладони у меня, —
А тут глядит в глаза — и холодно спине.
А что ему – кругом пятьсот,
И кто там после разберет,
Что он забыл, кто я ему и кто он мне!

Свой спектакль Катерина начала с интонаций народного сказочного фольклора, что сразу погрузило событие в сказку. Она спросила, какое будущее её ждёт, как бы разрешив старику исповедаться и выговориться перед смертью. И вот вся эта сказка останавливается на неподвижной и тяжёлой мысли Катерины — «Убей его!». Действительно сказка сказкой, а тут нужно взять в руки реальный нож и вот прямо сейчас, прямо сию минуту зарезать слабого и больного старика. Сделать это нужно не в сказке, а в самой реальной реальности. И тут очевидно, Василий отказывается убивать старика и бросает нож. Возможно это говорит что главной причиной «непринятия Ешуа» в качестве супруга у евреев и замены старого Яхве был резкий контраст между сказками религии и реальной необходимостью устранить «старый мир». Так кто же остался в лодке в конце концов? Исходя из повести «Хозяйка» однозначного ответа на этот вопрос нет. С одной стороны, поскольку с Катериной живёт по прежнему старик Мурин, значит колдун в лодке убил Алёшу. Именно так и утверждает христианский догматизм «И отдал бох своего сына единородного…». Однако, когда Василий отказался убивать старика и выкинул нож, то Катерина бросилась к ногам Мурина и закричала «Алёша, Алёша», что может говорить о том, что Алёша убил колдуна и после этого принял его облик. Может быть если бы Василий убил старика, тоже бы принял его облик. Так на кого конкретно молится Катерина — на страшного и злого колдуна Яхве или же на своего суженого Алёшу — Ешу? Великий Инквизитор объяснил, что люди молятся во имя Исуса, но вместе с тем по сути это и есть служение Антихристу.

В поэме Пушкина «Вадим» появляется лодка и в ней приплывают «к берегу» старик и богатырь. Убитой или спящей там является Царь-девица и Вадим едет чтобы разбудить её подобно Елисею в «Мёртвой царевне».

Старик с веселою душой
Благословляет славянина:
«Да сохранят тебя Перун,
Родитель бури, царь полнощный,
И Световид, и Ладо мощный;
Будь здрав до гроба, долго юн,
Да встретит юная супруга
Тебя в веселье и слезах,
Да выпьешь мед из чаши друга,
А недруга низринешь в прах».
Потом со скал он к челну сходит
И влажный узел развязал.
Надулся парус, побежал.
Но старец долго глаз не сводит
С крутых прибрежистых вершин,
Венчанных темными лесами,
Куда уж быстрыми шагами
Сокрылся юный славянин.

Образ «полицейского чиновника» с характерными чертами появляется в рассказе «Господин Прохарчин». В «Хозяйке» это Ярослав Ильич (хорош «Ильич!»). Почти без изменений он переходит в Порфирия из «Преступления и наказания». Только в «Хозяйке» полицейский после выстрела из ружья очень мягко и тонко объясняет Василию, что совсем не будет против если тот отомстит старику и убьёт его. Он фактически даёт ему официальное право на убийство, снимая возможную уголовную преграду. Действительно, что может быть «благороднее» чем провести смелую хирургическую операцию и отрезать руку у слесаря, которому как показалось доктору, угрожает «антонов огонь» или гангрена. Не уточняется действительно ли слесарю угрожала гангрена, но руку он отрезал прямо на глазах у Ярослава Ильича. По факту полицейский говорил Василию — «Убей старика, прямо на моих глазах и с моего согласия и я не скажу ни слова». Тема убийства во имя спасения всего человечества — это главная тема книги «Преступление и наказание».

Название гангрены «Антонов огонь» идёт из средневековья. Считалось, чтение молитв святому Антонию исцеляет от гангрены. Например эта болезнь поваляется в книге Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Однако как раз в этом и заключается основная идея высказанная Ярославом Ильичом. Может ли молитва спасти от гангрены или требуется отрезать конечность? Мог бы мирный сказочник при необходимости на время забыть свою сказку, взять в руки топор и отрубить человеку руку? Нужно выбирать «Или — или!»… «Или или лама савахфани»…

Ничего не мешало Василию убить старика. Полицейский дал своё согласие на убийство человека, которого считал убийцей. Все на улице слышали выстрел из ружья, а следовательно никто бы не осудил убийства. Катерина сама дала понять Василию — «Убей!» Старик лежал совершенно беспомощным. В руках Василия был нож. И не смотря на всё это он отказался убивать старика.

В конце повести Ярослав Ильич отпустил бакенбарды. Это было возможно только если или его уволили с государственной службы или, наоборот он получил значительное повышение за отличную работу.

— Впрочем, как же вы говорите… — прибавил Ярослав Ильич, пристально вперив оловянные очи в Ордынова, — признак, что он соображал: — Мурин не мог быть между ними. Ровно за три недели он уехал с женой к себе, в свое место… Я от дворника узнал… Этот татарчонок, помните?

Точно так поступил Иван Карамазов перед тем, как произошло убийство отца. «Не ты убил», говорит ему Алёша. Действительно, он предварительно уехал из дома подальше, чтобы на него не могло никак упасть подозрение. Это также отсылает к образу Ставрогина, который хоть и сам создал с идеологической точки зрения тайное общество, но участвовать в нём не захотел. К тому же ещё и заказал убийство свой жены. Когда в доме Мурина обнаружили воровской притон, то сам Мурин незадолго до этого уехал «с женой к себе». Похоже, что именно Мурин и сдал полиции весь свой притон. Существует аналогия Мурин — Кошмаров : Ставрогин — Петруша.

В конце Василий живёт у немца, который совсем не мешает ему работать. Вокруг него крутится хорошенькая Тинхен, а он всё мечтает о далёкой Катерине, называя её «Голубица моя ненаглядная! Сестрица моя одинокая!..». «Голубями» в XIX веке называли хлыстов и скопцов. Катерина по своему складу характера вполне могла бы быть хлыстовской богородицей. Почему бы в тиши светёлки у немца вместе с Тинхен не помечтать о такой «голубице — сестрице»? Такая голубица вполне могла бы быть прекрасной «Музой» для поэта и писателя и (будучи где-то там далеко) вдохновлять на прекрасные литературные шедевры типа «Я помню чудное мгновенье». Однако может ли такая голубица играть позитивную роль — если существует конкретная задача написать строгую научную работу, а не плыть в сказочных фантазиях в далёкие страны? Чем конкретно может помочь хлыстовская богородица в написании научной работы?

Повесть «Хозяйка» носит ещё и пророчески автобиографический характер для Достоевского. Когда он писал эту повесть, ещё не знал что две его первые женщины Исаева и Аполлинария Суслова будут на него так влиять как Катерина на Василия. Но все свои основные произведения он напишет только при поддержке Сниткиной, по характеру являющейся аналогом Тинхен. Многие биографы Достоевского серьёзно сомневаются — смог бы писатель создать свои главные книги, если бы рядом с ним не было Анны Григорьевны.

Так стоит ли извиняться Фёдору Михайловичу за эту хуёвину и «опыт первых исканий»?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *