Либретто Ислама

Кто написал Коран? В каких ещё проектах участвовали пророк Мухаммед и Зайд ибн-Сабит?

Повержен враг на землю — как красиво!
Но крик «Вес взят!» у многих на слуху
Вес взят прекрасно, но несправедливо
Ведь я внизу, а штанга наверху…
Такой триумф подобен пораженью,
А смысл победы до смешного прост
Всё дело в том, чтоб совершив движенье
С размаху штангу бросить на помост!
В.С. Высоцкий «Вес взят!»

«Во имя Аллаха милостивого и милосердного!» — так начинаются все мусульманские тексты и официальные речи. Эта первая фраза почти всех сур Корана (за исключением девятой), представляет собой декларацию посвящения текста «единому богу». Кроме единобожия, принципиальным догматом Ислама является нерукотворность Корана. Авторство Мухаммеда в Исламе отрицается, он выполнял лишь роль посредника между Аллахом и людьми, то есть по определению был «пророком». Личность Мухаммеда в Исламе является центральной, ключевой и уникальной. В соответствии с доктриной Ислама, Мухаммед — главный и последний пророк семейства авраамических религий.

Мухаммед, большинством исследователей считается самым влиятельным человеком в истории человечества. Можно привести, например, книги Майкла Харта или Сергея Мусского, где в списке 100 самых великих людей мира он стоит на первом месте. Действительно, достигнуть его уровня можно если только сложив вместе достижения Чингисхана, Иисуса и Св. Павла. Майкл Харт пишет, что «вероятно также, что относительное влияние Мухаммеда на мусульман
сильнее, чем соединённое влияние Иисуса и св. Павла на христиан». Несмотря на то, что Иисус заложил основы морали и философии христианства, именно св. Павел внёс основной вклад в создание христианского богословия, является автором значительной части Нового Завета и чрезвычайно много сделал для умножения числа верующих. Помимо этого, Мухаммед был не только религиозным, но и светским лидером. Монгольские завоевания XIII века, осуществленные, прежде всего благодаря влиянию Чингисхана, были более обширны, чем арабские, но оказались лишь временными и сегодня монголы занимают примерно ту же территорию, что и при Чингисхане.

Точка зрения, которую я попытаюсь описать в своей статье, может быть классифицирована, как «теория разумного дизайна». Согласно этому подходу, Ислам — это вполне обдуманный конкретный проект «главного режиссёра», выполненный с целью наиболее оптимального развития человеческого общества. Что может представлять собой этот «главный режиссёр», я рассмотрел в статье «Размышления о природе бога«. В некотором смысле данная
статья является продолжением или лучше сказать дополнением к статье «Постановка спектакля рождения христианства«. В отличие от проекта создания христианства, который можно отнести к роману или пьесе, Ислам скорее напоминает оперу или поэтическое представление, а поэтому к механизму создания этой религии, более подходит термин не «сценарий», а «либретто», что и определяет название статьи. Концепция «главного режиссёра» вполне соответствует единобожию Ислама с той разницей, что и Яхве и «бог отец» и Аллах и Коран — это различные продукты творчества одного «автора». Это также вполне созвучно концепции, что не Мухаммед создал Коран, но был избран, как наиболее подходящий актёр для озвучивания этого продукта а, следовательно, Мухаммед — действительно уникальный и единственный в своём роде человек.

Сегодня в мире религий существует неплохой баланс. Количество исповедующих ислам примерно равно сторонникам индуизма и буддизма в совокупности. При этом общее число мусульман, индуистов и буддистов примерно равняется числу христиан. Но это только статистика по верующим. Возможно, число реальных атеистов или людей близких к атеизму по вере или по убеждению равно всем людям , которые верят в какую-либо определённую религиозную
систему. Пёстрая мозаика языческих религий никогда не могла создать серьёзной идеологической силы, которая играла бы значительную роль. Единственная религиозная война за всю историю Древнего Мира была вызвана реформами Эхнатона и носила очень локальный и непродолжительный характер. Хотя, возможно именно эта реформа и родила на свет саму идею единобожия, которая лежит в основе всех авраамических религий и рождению еврейского народа. Именно так полагал Зигмунд Фрейд. Проблемы возникновения евреев я рассмотрел в статье «Еврейский коктейль«. После полной победы христианства на территории Европы и значительной части Евразии баланс в идеологической сфере был нарушен. Речь идёт о самых длинных частотах человеческого социума, которые стоят выше интересов отдельных государств. Христианство уничтожило всех старых богов на огромной территории, и никакой реальной альтернативы ему не было. Главным механизмом развития является «конфликт», драматизм, борьба противоположностей, поэтому создание идеологии на территории христианства — то есть в области низких частот, которое могло бы успешно конкурировать с христианством, должно было быть запланировано ещё до создания христианства, являться частью единого плана. Ислам был создан в VII веке очень вовремя: когда христианство только успокоилось после долгих и часто не очень приятных родов. Но только Ислам мог остановить это агрессивное учение от завоевания тотального мирового господства.

К моменту возникновения Ислама на Аравийском полуострове для этого возникли чрезвычайно благоприятные условия. Территориальные завоевания Византийской империи были остановлены персидским государством Сасанидов. Аравийский полуостров оказался в идеологической и государственной независимости от сильных империй и состоял фактически из плохо связанных между собой городов-государств. Ключевыми городами оказались Мекка и Ясриб (в последствие Медина). Мекка был узловой торговый центр между востоком и западом, там можно было встретить самый пёстрый спектр культур, религий и языков. В Мекке находился старинный языческий арабский центр Кааба. Основное население были язычники старого толка и религиозные настроения были достаточно сильны… то есть вполне сильны для того, чтобы в этой среде мог возникнуть «инакомыслящий». Действительно — для примера в современном атеистическом мире кричи не кричи, защищая или проклиная какую-нибудь религию — дальше психушки не уедешь. В России, чтобы получить минимальный общественный резонанс требуется поплясать в храме Христа Спасителя, что, кстати, вызывает сочувствие в правозащитных организациях мира. Но примитивная карикатура на пророка Мухаммеда, опубликованная во второсортном журнале может вызвать грандиозный международный скандал в исламском мире и в этом проявляется особый национальный темперамент арабов. Возможно, это особенное свойство сыграло одну из решающих ролей в стремительном распространении Ислама по всему миру. Население Ясриба составляли евреи и арабы вперемешку. В идеологическом плане этот город был значительно слабее Мекки и здесь бы вряд ли мог возникнуть «инакомыслящий», но тем проще этому городу было принять и вдохновиться новым учением. Перед появлением Мухаммеда всё уже было готово или подготовлено к мощнейшему взрыву социальной энергии.

Покажем, что Мухаммед был идеально подготовлен для своей функции. Неумение читать и писать очень выгодно компенсировалось, скорее всего, феноменальной памятью. Услышав один раз какой-нибудь рассказ на рынке или в деловой поездке, он запоминал его навсегда. Мухаммед, скорее всего, понимал очень многие языки и наречия, но накопленная информация до определённого момента не имела никакой возможности выхода. Молоко стояло на плите
в кастрюле с закрытой крышкой. Первая жена Мухаммеда была на 20 лет его старше. Известно, что позднее его женой стала совсем молодая девушка. Такие предпочтения обычно говорят о некой неуверенности в общении с женщинами. Так, опытная женщина подсознательно заменяет ему мать, а совсем неопытная вроде дочери. Вполне очевидно, что к 40-а годам такой человек вполне может испытать хорошо известное психологическое явление «кризис среднего возраста». «Чёрт возьми, мне уже сорок, а я ещё ничего не добился…».

Поскольку Мухаммед был неграмотен, то записать сам он свои сочинения не мог. Стиль, в котором написан Коран, представляет собой верлибр, рифмованную прозу. После возникновения Корана, арабская литература разделилась на прозу, поэзию и Коран, но для простоты будем называть Коран стихами. Человека, который смог собрать стихи Мухаммеда в одну книгу, звали Зайд ибн-Сабит. Это был очень талантливый человек. Он мог писать по арамейски
и сирийски. В последние годы жизни Мухаммеда, он находился рядом с ним и смог записать с его слов большую часть стихов Корана. Будучи секретарем Мухаммеда, Зайд вёл переписку и переводил письма, которые поступали к нему на других языках.  Для записи Корана была использована довольно редкая набатейская письменность, которая стала родоначальником арабского алфавита. Можно, наверное, даже сказать, что Зайд был основателем арабского литературного языка. Рождалась новая нация, новая религия и параллельно с этим — новый язык.

Мусульманская традиция делит Коран на мекканские и мединские суры. Между первыми и вторыми существует значительное отличие в стиле изложения и общем настроении. Существует мнение, что мекканские суры — оригинальные суры Мухаммеда, а мединские — это стилизация Зайда. Фильштинский пишет, «В мощном ритме мекканских сур чувствуется страсть провозвестника религиозного откровения. Полет фантазии здесь безграничен. Из строки в строку
проповедник нагнетает напряженность ритмическими повторами, напоминающими шаманские заклинания. Речь его нервна и картинна — он как бы все время спешит вперед, не договаривая фразы и не завершая мысль, весь во власти проповеднического пафоса.»

Мединские суры совсем другие «В них слышится не столько страстный голос пророка, сколько здравый смысл законодателя, тон этих сур — обыденно прозаический, а в некоторых случаях — напыщенно риторический. В мединских сурах излагаются предписания религиозного, законодательного, нравственного и житейского порядка, формулируются основные обязанности мусульман, описывается политическая и военная организация мусульманской общины.
В основном стихи мединских сур представляют собой большие прозаические периоды, иногда заканчивающиеся созвучными словами саджа. Даже в тех случаях, когда автор мединских сур обращается к чисто религиозным темам, в них отсутствуют былой пафос мекканских стихов и их напряженная ритмическая мощь. Фантазия проповедника несколько угасает, он начинает повторяться. Язык проповедей становится более сухим и однообразным.»

Главным толчком к началу проповеднической деятельности Мухаммеда дала встреча с очень интересным человеком. Мы никогда не узнаем, где и при каких обстоятельствах она произошла, но даже нескольких ярких разговоров с ним было достаточно. Он не был учителем Мухаммеда, но смог заставить его критически посмотреть на многие вопросы идеологии и морали. В жизни пророка он сыграл роль, аналогичную той, которую сыграл Иоанн Креститель в жизни Иисуса. К этому времени в голове у пророка было уже достаточно большое количество информации, чтобы начать независимое творчество, но ему нужен был идеологический толчок. Наличие ангелов вообще-то противоречит понятию о строгом монотеизме и если «главный режиссёр» решил, что Мухаммед вполне готов к выполнению своей миссии, то должен был послать к нему вполне конкретного человека, который смог бы эффективно поджечь собранный костёр.

Если внимательно прочитать Коран в любом смысловом буквальном переводе, то становится ясно, какая центральная тема волновала Мухаммеда. Эта тема попытка осознать и объяснить жестокое и несправедливое отношение ветхозаветного бога к евреям. Почему в очередной раз еврейское государство исчезло и храм разрушен? Кто виноват и что делать? Виноватыми оказываются сами евреи — потому, что строили золотых тельцов, не соблюдали завета с богом и, в конце концов, придумали своему богу сотоварищей и даже детей. Если внимательно перечитать Коран, то оказывается, что большая часть текста — это импровизация на хорошо известную иудейскую тему, озвученную в Ветхом Завете самым драматическим и «живым» пророком Иеремией. Картины, изображающие пророка Иеремию, скорбящего о гибели Иерусалима на развалинах храма были нарисованы многими известными художниками, включая Рембрандта и Микеланджело.

Основные идеи и темы книги Иеремии таковы. Потомки Израиля вновь и вновь нарушают Договор, который Господь заключил с их отцами (11:6-8). Нарушение этого Договора заключается в поклонении другим богам, в нарушении нравственно-этических предписаний Договора, в нежелании повиноваться слову Господа, которое Он возвещает Своему народу через истинных пророков (7:3-15). Другие боги — идолы, творения человеческих рук, — представляют собой не что иное, как бесполезные поделки. В отличие от идолов Господь — Бог живой, Он — Создатель неба, земли и всего, что есть в мире. Ничтожные боги народов не могут защитить от беды, именно из-за них на Иудею обрушится несчастье (гл. 10). Если раньше народ Израиля любил Господа, как невеста (2:2), то ныне он подобен блуднице (3:1-13). Потомки Израиля истребляют истинных пророков (2:30), но позволяют ложным пророкам вещать ложь (5:31) — именно поэтому лжепророки погибнут вместе с обманутым народом (14:15-16). Господь отвернулся от Своего народа и позволяет врагам истреблять его (18:17).

В книге Иеремии постоянно подчеркивается, что речи, произносимые пророком, суть слова самого Господа. Роль Иеремии —лишь озвучить эти слова перед соплеменниками. Иногда и о символических действиях пророка говорится как о действиях самого Господа (43:8-10). Пожалуй, из всех ветхозаветных пророков Иеремия обладает наиболее зримым личностным образом. Перед нами предстает живой человек, для которого пророческое служение — не только проявление особой близости к Богу, но и тяжкая обязанность, обрекающая его на одиночество, страдания, всеобщую ненависть, многочисленные преследования.

«И скажи им: так говорит Господь: разве упав, не встают и, совратившись с дороги не возвращаются? Для чего этот народ, Иерусалим, находится в упорном отступничестве?» (Иер 8.4)

«И сказал Господь: за то, что они оставили закон мой, который я постановил для них и не слушали гласа моего и не поступали по нему… посему… я накормлю их, этот народ, полынью и напою их водою с желчью и рассею их между народами..» (Иер 9.13)

«Нет подобного тебе, Господи! Ты велик и имя твоё велико могуществом Кто не убоится тебя, Царь народов?» (Иер 10.6)

 

Это отрывки из Иеремии, а вот отрывки из Корана:

И воздвигнуто было над ними унижение и бедность. И оказались они под гневом Аллаха. Это — за то что они не уверовали в знамения Аллаха и избивали пророков без справедливости. (2.58)

Неужели же каждый раз, как к вам приходит посланник с тем, чего ваши души не желают, вы превозноситесь? Одних вы объявили лжецами, других вы убиваете. Да! Пусть проклянёт их Аллах за неверие! (2.81-82)

Скажи: «Он — Аллах — един Аллах вечный не родил и не был рождён и не был ему равный не один!»(112.1-4)

 

Со страниц Ветхого Завета, мы расстались с Иеремией, горько оплакивающим разрушение Иерусалима Навуходоносором. Теперь, если он рождается снова в VII веке — то перед ним очень похожая картина. Храм опять разрушен, и народ рассеян по всей земле. В поисках виноватых он находит евреев, которые с одной стороны не приняли нового пророка Иисуса и убили его, а с другой стороны других, новых евреев, которые придумали детей богу — христиан.
В самом сильном духе, на который способен ветхозаветный Иеремия, он выливает всю душу Мухаммеду и тот принимает эти проблемы близко к сердцу. Очевидно, после этого он начинает потихоньку обсуждать эти проблемы со своим ближайшим окружением и быстро становится инакомыслящим в языческой, консервативной среде Мекки. И чем больше волнение и возмущение вокруг Мухаммеда — тем больше он загорается идеями единобожия и Аллаха.

Здесь нужно сделать очень важное отступление. Если читать Коран в любом переводе, например русском — то становится совершенно непонятно, что же там такого особенного арабы там нашли? Достаточно сбивчивый и непоследовательный текст. Внимание автора постоянно перескакивает с одной идеи на другую без плавных переходов. Никакого последовательного изложения нет, суры отсортированы просто по убывающей длине. Почему считается, что
такое творчество невозможно повторить и поэтому является нерукотворным продуктом самого Аллаха? Для наглядной иллюстрации попробуем перевести стихи Пушкина на английский:


Я помню чудное мгновенье
Передо мной явилась ты
Как мимолётное виденье
Как гений чистой красоты

I remember wonderful moment
When you appeared in front of me
Like transient vision
Like genius of pure beauty

Знакомые с английским языком могут понять, что от гениальных стихов Пушкина после перевода ничего не осталось. Такой текст может написать любой — но может ли любой написать оригинальный текст Пушкина? А кто будет сомневаться в «божественности» Пушкинского творчества? Ещё один важный момент — стихи Пушкина ориентированы на то, чтобы быть прочитаны «в тиши». Коран — это стихи, которые ориентированы на декламацию — на громкое чтение вслух с учётом всех особенностей ритма и рифмы. Для иллюстрации этого эффекта нужно вспомнить творчество Владимира Высоцкого. Если взять небольшую книжку его стихов и просто «в тиши» почитать их как простые стихи, не зная, как звучит оригинал — они не произведут особенного впечатления. Но если воспроизвести запись его голоса под гитару — то сразу становится понятна глубина, сила и неповторимость созданного творения.


Я скачу, но я скачу иначе
По камням, по лужам, по росе
Бег мой назван иноходью, значит
По-другому, то есть не как все!

Чёткий ритм, подчёркнутый ударами по струнам и жёстким резким голосом, пробирающим до мурашек. У Корана совсем другие задачи, тематика и методы выражения, но суть от этого не меняется. Написать песню, «как Высоцкий» невозможно и любые попытки спеть «под Высоцкого» производят довольно жалкое впечатление. Слово «Коран» означает «чтение вслух» и действительно — это произведение, предназначенное, прежде всего для того, чтобы быть прочитанным
народу и перед народом.

Итак, в самых общих чертах Коран был создан следующим образом. Мухаммед, за 40 лет жизни накопил огромный материал из живого народного, а следовательно чрезвычайно богатого арабского языка. Случайная встреча с Иеремией в очередной раз оплакивающим разгром Израиля и мучительно философствующим на тему о взаимоотношениях бога и народа привели к тому, что Мухаммед начал своё творчество. Принципиальными качествами пророка была
очень хорошая память и талант сочинять стихи в оригинальном стиле «верлибр». Этот стиль не отвлекал слушателя своей стихотворной мелодичностью, что давало большую свободу для чёткой ясной передачи мысли. Мухаммед создал без всякой письменности продукт способный с наибольшей силой воодушевить массы и поднять их дух. Тем не менее, нужно особо подчеркнуть, что это не кодекс морали и не новая философская система — это поэтическое представление,
поэтому форма и страстное духовное наполнение здесь значат значительно больше, чем фактический материал. Ещё один талантливый человек, бесконечно преданный своему шефу — Зайд смог записать устное творчество Мухаммеда, фактически клонировав его. Не исключено, правда, что сам Зайд также внёс существенный вклад в содержание Корана создав «мединский цикл».

Мухаммед в Исламе не бог, а обыкновенный человек, которому вполне могут быть присущи слабости и недостатки. Посмотрим, какие роли в прошлом должен был сыграть Мухаммед, чтобы максимально и наиболее эффективно подготовить его к своей задаче. Сравнительный анализ различных ролей этого актёра может позволить отделить, мифологические и реальные черты а, следовательно, глубже его понять. Посматривая историю, для связки Мухаммед-Зайд
я не нахожу лучшего приближения, чем Нерон-Сенека. Обосную это утверждение.

Сенека был воспитателем и учителем Нерона и почти всю жизнь прожил рядом с ним. Энгельс назвал его «дядей христианства» за то, что в его философии просматривается множество формальных параллелей с христианской идеологией. В средние века даже была придумана якобы имевшая место переписка между Сенекой и Св. Павлом. Не исключено, что Св. Павел был хорошо знаком с произведениями Сенеки и они значительно повлияли на развитие его мировоззрения…
точнее он взял из них то, что посчитал нужным. Если Сенека в следующем воплощении сыграл такую значительную роль в создании Корана — его можно также назвать «дядей Ислама»

Слово «Ислам» означает «покорность», «подчинение», абсолютное подчинение Аллаху. Хорошо известно, что фатализм является одним из мотивов Сенеки. Он писал «»желающего судьба ведет, а нежелающего влачит» (Сенека. Письмо к Луцилию, 107). Над человеком в мире Сенеки довлеет неизбежный рок, которого избежать невозможно, что фактически граничит с отрицанием свободы воли и это роднит такое настроение с «всёподавляющей волей Аллаха».

Слово «Коран» переводится как «чтение вслух». Стиль Сенеки отличается от многих других писателей и поэтом, что его произведения не были предназначены для театра. Они написаны в декламационном стиле, и момент патетической декламации преобладает в них над драматическим действием и над разработкой характеров. ( здесь и далее И.М. Тронский «История античной литературы») Трагедии Сенеки риторичны. В них много патетических монологов,
много кровавых, страшных сцен, рассчитанных на эффект, но мало внутренней динамики. Как теперь доказано, это — трагедии для чтения, а не для постановки на сцене. Автор более дорожит декламационным эффектом монолога, чем его психологическим правдоподобием. Образ стал более однотонным, но зато в нем усилились моменты страстности, воления, сознательной целеустремленности. Количество действующих лиц уменьшилось, и самое действие стало проще.
Патетические монологи и нагнетение страшных картин —основные средства для создания трагического впечатления. Отмеченные особенности характерны Для всего драматургического творчества Сенеки Центральные образы Сенеки — люди огромной силы и страсти, с волей к действию и страданию, мучители и мученики. Однотонность героев Сенеки дополняется их рассудочной сознательностью. Они не столько переживают, сколько рассказывают о переживаниях,
классифицируют их. Традиционные торжественные длинноты чередуются с лаконическими сентенциями; декламационная патетика создается в нагнетении повторений, градаций, гипербол, в возбужденных вопросах и восклицаниях, в метафорах и сравнениях, заимствованных из области самых мощных явлений природы.

Если один и тот же человек оказывается вовлечённым в религиозный культ в качестве положительного или отрицательного персонажа, то его образ, отражённый в кривом зеркале человеческих эмоций может значительно отличаться от реального. Мухаммед — главный пророк Ислама представлен своими последователями, как «венец человеческого творения». С другой стороны Нерон, прославившийся гонениями на Христианство, остался в истории, как
сугубо отрицательный персонаж. Ранние христиане не сильно отличались от евреев, и Тацит так описывает еврейский погром, который учинил Нерон в Риме:

И вот Нерон, чтобы побороть слухи, приискал виноватых и предал изощреннейшим казням тех, кто своими мерзостями навлек на себя всеобщую ненависть и кого толпа называла христианами. Христа, от имени которого происходит это название, казнил при Тиберии прокуратор Понтий Пилат; подавленное на время это зловредное суеверие стало вновь прорываться наружу, и не только в Иудее, откуда пошла эта пагуба, но и в Риме, куда отовсюду
стекается все наиболее гнусное и постыдное и где оно находит приверженцев. Итак, сначала были схвачены те, кто открыто признавал себя принадлежащими к этой секте, а затем по их указаниям и великое множество прочих, изобличенных не столько в злодейском поджоге, сколько в ненависти к роду людскому. Их умерщвление сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали
на крестах, или обреченных на смерть в огне поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения.

   Тацит. Анналы XV.44

 

Тем не менее, как например, пишет Майкл Грант в своей книге «Нерон. Владыка земного ада», Нерон был очень неоднозначной, творческой фигурой. Он обладал многими удивительными талантами и прежде всего, предпочитал все блага положения императора театральному и сценическому искусству. Нерон был первым и единственным за всю историю правителем из игравших какое-то реальное значение, который считал себя, прежде всего певцом
и актёром
. Сенека направлял своего ученика на развитие ораторского искусства. Нерон много энергии посвятил, чтобы преуспеть в искусстве певца, кифареда и трагического актера. Его голос, хотя и не слишком сильный, был глубоким, глухим, негромким басом. Он тренировал голос с исключительной добросовестностью. «В детские годы вместе с другими науками изучал он музыку. Придя к власти, он тотчас пригласил к себе лучшего в то время кифареда
Терпна и много дней подряд слушал его после обеда до поздней ночи, а потом и сам постепенно начал упражняться в этом искусстве. Он не упускал ни одного из средств, какими обычно пользовались мастера для сохранения и укрепления голоса: лежал на спине со свинцовым листом на груди, очищал желудок промываниями и рвотой, воздерживался от плодов и других вредных для голоса кушаний» (Светоний. Нерон, 20).

Горловой бас, каким он обладал, считался тогда лучше всего подходящим для изображения эмоциональных, или вызывающих жалость, или полных драматизма сцен — именно подобные роли Нерон и предпочитал. Но это было как раз в духе Нерона. Ему нравилось петь и играть трагические, полные отчаяния, шокирующие роли — такие, как Навплий, несправедливо принесенный в жертву греками во время Троянской войны, кастрированный Аттис и даже виновный
в кровосмешении Эдип, так же, как Орест, совершивший матереубийство, — роли, которых на первый взгляд Нерон должен был тактично избегать. Он также с удовольствием играл нищих, сбежавших рабов, сумасшедших.

Нерон написал несколько собственных песен, отдавая предпочтение сексуальным темам («Аттис», «Вакханки»). Его песни, подобно современным музыкальным шлягерам, распевались повсюду. Аполлоний из Тианы, чье неохотное признание балета было отмечено ранее, чуть было не попал в неприятную историю, когда однажды проходил мимо музыканта, распевающего песни Нерона на улице, и не рукоплескал с должным рвением. «…он обратился к поэзии, сочиняя
стихи охотно и без труда. Не правы те, кто думает, будто он выдавал чужие сочинения за свои: я держал в руках таблички и тетрадки с самыми известными его стихами, начертанными его собственной рукой, и видно было, что они не переписаны с книги или с голоса, а писались тотчас, как придумывались и сочинялись — столько в них помарок, поправок и вставок» (Светоний. Нерон, 52).

В цирке Нерон имел обыкновение бросать подарки в толпу. Те, кто поднимал их, несомненно, после забавной, хотя, возможно, и смертельной потасовки, мог оказаться облагодетельствованным дорогими дарами. Нерон дарил птиц, продукты, тессеры на раздачу зерна, одежду, драгоценности, картины, рабов, скот, дрессированных животных, корабли, доходные дома и земельные наделы. Не может быть случайностью, что лучшие римские монеты чеканились
именно в правление императора, который обладал художественными наклонностями. Замечательный вид монет эпохи Нерона, конечно, во многом обязан самому Нерону. Склонность Нерона к авантюрным и дающим волю воображению проектам была видна лучше всего на примере плана создать канал через Коринфский перешеек — плана, который был безуспешно начат в правление трех предшествующих ему императоров. Искусство в жизни Нерона было одним из самых
сильных пристрастий. Золотой дворец в Риме и фрески Помпеи и Геркуланума являются замечательными свидетельствами вкуса Нерона, и возможно, в конечном итоге, это лучшее руководство, которым мы располагаем. Хорошо известно. Что перед самой смертью, Нерон постоянно выкрикивал слова «Какой великий артист погибает!» И этот великий артист смог в полную силу проявить себя в ответственной роли «пророка Аллаха».

Вообразим теперь, кем могли быть Нерон и Сенека… они же Мухаммед и Зайд в ещё более глубокой истории. Для Нерона наиболее подходящим персонажем будет известный халдейский царь Вавилона Навуходоносор. Как известно — именно он разрушил Первый Иудейский Храм и положил начало «вавилонскому плену». Он был лично знаком с пророком Иеремией, которого вызволил из тюрьмы, куда его посадили евреи. Интересна связка Иеремия — Навуходоносор
— Мухаммед — Иеремия. Можно предположить, что самые первые уроки монотеизма Навуходоносор получил как раз от Иеремии, с которым у него была возможность долго и откровенно общаться. Как известно, Навуходоносор стал первым монархом в истории после Эхнатона, который проводил религиозные реформы в поддержку монотеизма. Навуходоносор значительно возвысил статус вавилонского бога Мардука, фактически запретив всех остальных богов. И если
Мардук Навуходоносора был скопирован с еврейского бога Яхве, то Первый Иудейский Храм, в том виде, в котором он описан у девтерномических историков был скопирован с храма Навуходоносора в Вавилоне. У меня есть статья ‘Еврейский коктейль’, где я пытаюсь проследить в частности, как и при каких условиях, был написан Ветхий Завет.
Существование близкой исторической духовной связи между Мухаммедом и Иеремией сыграло роль своеобразного катализатора для Мухаммеда и определило его дальнейшую деятельность. Если человек уже один или даже не один раз был на самой вершине человеческой власти, то он подсознательно будет стремиться в то социальное положение, в котором уже был, используя все имеющиеся в распоряжении средства. Мухаммед подсознательно ощущал себя царём
Вавилона и императором Рима одновременно, занимаясь при этом торговлей и караванами под каблуком у опытной женщины Хадиджы. Совершенно не удивительно, что он смог выложиться на полную катушку, чтобы стать ‘Великим Пророком’ и ‘венцом творения человеческого’. И это ему вполне удалось.
Когда перечисляют все древние примеры монотеизма, то вместе с Атоном Эхнатона, еврейским Яхве и вавилонским Мардуком также упоминают культ Ахура-Мазды в зороастризме. Главным религиозным текстом зороастризма является ‘Авеста’ — шедевр древнеиранской литературы. Лингвистический анализ древнейших частей Авесты показал, что язык на котором была первоначально создана Авеста — близкий родственник ведического санскрита, а следовательно
она была создана примерно теми же самыми племенами, которые написали Ригведу и примерно в одно и то же время с ней. Но более современная Авеста, близкая к тому, что имеется на сегодня, была создана в VII-VI веках до н. э. — кстати, примерно в то же самое время, когда жил Навуходоносор. Мифологическим героем гимнов Заратустры был пророк Заратустра, получавший откровение от самого бога Ахура-Мазды и необходимо предположить, что существовал талантливый
человек, который смог скомпилировать древние арийские тексты в гимны Заратустры. И именно этого человека впоследствии принимали за самого пророка Заратустру. В общем, понятно, что этим самым Заратустрой был Зайд ибн Сабит — известный собиратель Корана — сборника гимнов пророка Мухаммеда, который получал откровение от самого Аллаха.
Таким образом, в основе создания Корана стояли три САМЫХ известных монотеиста древнего мира: иудей Иеремия — пророк Яхве, вавилонский царь Навуходоносор — реформатор культа Мардука и перс Заратустра — собиратель древних арийский стихов посвящённых Ахура-Мазде. Осталось последнее — и самое интересное. В каком качестве могли проявить себя эти уникальные, экстраординарные люди в современном мире? Кем они стали, какие книги написали, какие
идеи защищали и с кем боролись?

Покажем, что наилучшим приближением к новому воплощению Зайда — Заратустры является Фридрих Ницше. Действительно — кажется очевидным, что главный сборщик гимнов Заратустры, создавший Авесту такой, как мы её знаем, вновь вернётся к той же самой теме. Тема «вечного возвращения» — она из ключевых идей Ницше, а его центральным произведением является «Так говорил Заратустра». Изобразительные средства и сюжет, а точнее отсутствие сюжета
роднят эту книгу с Кораном. И если какая либо книга больше всего напоминает Коран, то это именно «Так говорил Заратустра». К.А. Свасьян так описывает это произведение:

В целом едва ли было бы преувеличением сказать, что эта книга должна и может быть не просто прочитана, а исполнена в прочтении, на манер музыкального произведения. Читатель не ошибётся, оценивая каждую из 80-и глав, как своеобразную импровизацию в цифрованном басе заданной темы…. Вся книга проникнута скрытыми и зачастую пародийными параллелями к Ветхому и Новому заветам. Эта книга взывает не столько к осмыслению головой,
сколько к переживанию в душе, которое единственно и способно сложиться в некий орган восприятия, необходимый для осмысления всех прочих книг Ницше… Иначе речь идёт о книге ставящей перед читателем странное условие: понимать не её, а ею, т. е. о книге, самый падеж которой в ряду прочих книг Ницше оказывается не винительным, а творительным, — парадокс, естественность которого бросается в глаза, стоит только вспомнить, что имеешь
дело с музыкой («симфонией», как означил её сам автор), той самой музыкой, волшебная непонятность которой оттого и сохраняет силу, что оказывается самопервейшим условием понятности всего-что-не-музыка.

Свастьян подчёркивает, что Так говорил Заратустра — это книга которую принципиально невозможно перевести на другой язык (вспомним Пушкина и Высоцкого). Читатель, знакомый с оригиналом, сразу же согласится, что перевод «Заратустры» — вещь весьма условная. Это настоящая сатурналия языка, стало быть, языка не общезначимого, не присмирённого в рефлексии, а сплошь контрабандного, стихийного и оттого безраздельно тождественного со
своей стихией. Современной лингвистике логистического или соссюрианского изготовления, сконструированной на языковых парадигмах типа: «Иван — человек, а Жучка — собака» или «Вальтер Скотт — автор Веверлея», нечего делать с этим языком; он для неё навсегда останется исключением из правила. Может быть, лучше всего охарактеризовало бы его то именно, что не подлежит в нём переводу, его непереводимость, именно, трёхступенчатая непереводимость;
не переводится здесь:

1. Лексико-семантический слой. Бесконечные неологизмы, игра слов, охота за корнесловием, мстительные подоплёки смысловых обертонов, заумь; богатство ницшевского словаря поражает…………

2. Евфонический слой. Звук как провокатор, опрокидывающий семантику в непредсказуемые капризы смысла. Устойчивая осмысленность знака, бесперебойно нарушаемая и дразнимая гримасами звука, — в итоге совершенная лингвистическая гермафродитичность уже-не-слова-ещё-не-музыки. Примеры равны объёму всей книги (беру наугад): Neidbolde-Leidholde; Dunkler-Munkler; rollende-grollende;…………

3. Эвритмический слой. «Мой стиль — танец». В качестве примера достаточно указать предпоследнюю главу 3-й части — «Другая танцевальная песнь», где волшебная звукопись инструментована сплошными метаморфозами танцевальных фигур: от ломаного вальса («einen goldenen Kahn sah ich blinken auf nДchtigen Kahn») до танца с кастаньетами («Zu dir hin sprang ich: da flohst du zurЭck vor meinem Sprunge; und gegen mich zЭngelte deines fliehenden fliegenden Haars Zunge!»). Этот мастерский отрывок асимметрично рифмованной
и ритмической прозы представляет собою настоящий contredanse вдвоём: обратный перевод «африкански весёлой» музыки Бизе в стихию слова — но уже не повествовательного слова Мериме, а некоего эberwort, сверхслова, единственно подобающего сверхчеловеческому денотату замысла…………..

Сделаем очень важное отступление. Метод, которым была создана эта книга, полностью соответствует определению о передаче Корана Мухаммеду. Автором «Заратустры» был отнюдь не Ницше, а «главный режиссёр» который использовал механизм передачи «священного текста» для того, чтобы дать возможность людям объективно изучить, как это в действительности происходит. Детальный лингвистический сравнительный анализ книги «Так говорил Заратустра»
и Корана может с совершенно объективной, научной точки зрения рассмотреть механизмы, которые лежали в создании «священных книг» и гениальных произведений, переданных как откровение. Говорят, что «талант от бога» и в данном случае мы имеем буквальный пример этого явления.

Вспомним — первая часть Заратустры была создана за 10 дней 1-10 февраля 1883 г. 2-ая часть Заратустры 26 июня — 6-ое июля 1883 года. 3-я часть 8-20 января 1884 года… Книга писалась урывками, но общее время написания этой книги составило не более одного месяца. Тут полезно вспомнить концепцию «священного месяца Рамадан». Ницше создавал эту книгу в состоянии высочайшего духовного перенапряжения, и возможно именно это вызвало в дальнейшем его серьёзное
психическое заболевание. Через несколько лет после создания Заратустры Ницше был помещён в базельскую психиатрическую клинику, где вскоре скончался. Научного рассмотрения получения психических травм в результате чрезмерного использования телепатии не существует, поскольку понятие «телепатии» не является научным и не представляется возможным в лабораторных условиях это явление изучить. Вместе с тем, некоторые писатели-фантасты
вполне свободно обсуждают эту проблему на страницах своих книг. В книгах известного американского писателя Стивена Кинга, телепатия и внушение на расстоянии — это обычные явления, которые несут за собой вполне конкретные типы расстройства психики. Легкое внушение может быть успешным, чрезмерно сильное ведёт к потере равновесия человеческого разума и, в результате «раскачки» — к полной потери способности мыслить.

Подчёркиваю ещё раз исключительную важность этого явления. С моей точки зрения создание книги «Так говорил Заратустра» — это объективный научный эксперимент поставленный «главным режиссёром» для того, чтобы человечество получило возможность объективно изучить такое нечеловеческое и ненаучное явление, как прямая телепатия-внушение со стороны земного, внеземного разума Соляриса. Этот механизм объясняет, каким
образом все свои знания, включая и язык, получил в IV тысячелетии до н. э. Древний Египет и что является во многих случаях источником «таланта и вдохновения».

Теперь мы подошли к самому интересному, страшному и увлекательному. В каком научном эксперименте «главного режиссёра» смог проявить себя пророк Мухаммед в следующем воплощении, проиллюстрировав глубинные механизмы человеческой природы, использованные при создании Ислама? Те, кто внимательно следил за моей логикой, должны, наверное, уже догадаться о ком идёт речь. Более того, рядом с этим человеком нет ни одного сравнимого по
силе выражения и способности убеждения, того, кто мог с такой силой и энергией превратить многие страны и народы в сцену грандиозного театра. Его зовут Адольф Гитлер.

Еврейский вопрос для этого человека имел всегда очень большое значение. В Ветхом завете Навуходоносор один из самых почётных семитских гостей. Именно он разрушил Первый Иудейский храм и увёл евреев в «вавилонский плен». Но и он же освободил из еврейской тюрьмы пророка Иеремию, который возможно впервые познакомил его с идеями единобожия. Первые гонения на христиан в основном состоявших из одних евреев связаны с деятельностью
Нерона. Это он повесил вниз головой Св. Петра и отрубил голову Св. Павлу. Он также был тем, кто фактически санкционировал разрушение Храма Ирода в Иерусалиме, Второй Храм, который так и не стал Третьим. Тема божественного гнева на не идущих прямой дорогой, избивающих пророков и придумавших детей Аллаху — одна из центральных тем Корана. Вполне естественно, что «окончательному решению еврейского вопроса» было посвящено его служение Третьему
Рейху.

Является ли ядерная энергия добром или злом? Ответ на этот вопрос не определён, поскольку ядерная энергия — это свойство природы. Эта энергия может стать добром или злом в зависимости от способа применения. Если сбрасывать бомбы на головы мирных жителей, то это очевидное зло. Если же ядерная энергия используется в электростанциях и в качестве двигателя ледоходов и подводных лодок — то это добро. Если же человеческая халатность
приводит к взрыву доброй и мирной электростанции, то возникшая экологическая катастрофа опять же превращает энергию в зло. Если деятельность Адольфа Гитлера является объективным научным экспериментом, поставленным «главным режиссёром» с целью дать возможность людям изучить глубинные свойства общественной природы человека, то аналогично атомной энергии, проявившие себя свойства и явления ни добром, ни злом назвать нельзя. Очевидно,
что поставить подобный эксперимент самостоятельно человечество не в состоянии, и поэтому посильная помощь Соляриса вполне объяснима. Я также полагаю, что выделение огромное физической энергии в результате Тунгусского взрыва является экспериментом, аналогичным выделению огромной социальной энергии в результате деятельности Адольфа Гитлера. Разве можно назвать Тунгусский взрыв «злом»?

Принято считать Гитлера однозначно отрицательным, одиозным персонажем, но так ли это? Это прежде всего неповторимый актёр. Когда Гитлер провозглашал свои речи, они производили необычайный эффект на аудиторию. Его сила и очарование в ораторском искусстве почти всецело основывались на способности почувствовать, что хочет услышать данная аудитория, а затем манипулировать таким образом, чтобы возбудить эмоции толпы. Вот что говорит
Штрассер о его таланте: «Гитлер реагирует на биение человеческого сердца, как сейсмограф… реагирует с точностью, которой он не смог бы достичь сознательно, и которая позволяет ему действовать наподобие громкоговорителя, провозглашающего наиболее тайные желания, наименее допустимые инстинкты, страдания и личное негодование целой нации». На аудиторию воздействовало не столько то, о чем он говорил, а то, как он это говорил. «Каждое из произносимых
им слов было заряжено мощным потоком энергии: временами казалось, что слова, вырванные из самого сердца этого человека, причиняют ему ужасную боль».

Люди религии очень быстро приняли Гитлера за «своего». Тилинг пишет, что на Нюрнбергском съезде нацистской партии в сентябре 1937 года висела большая фотография Гитлера с надписью: «Вначале было Слово…» Он также говорит, что мэр Гамбурга заверял его: «Нам не нужны ни священники, ни исповедники. Мы общаемся с Богом напрямую через Адольфа Гитлера. он считал себя Мессией и что именно его избрала судьба, дабы привести Германию к славе.
Его ссылки на Библию стали все более частыми, а возглавляемое им движение начало пропитываться религиозным духом. Все чаще сравнивает он себя с Христом. Ренишская группа «Германский христианин» в апреле 1937 года приняла такую резолюцию: «Слова Гитлера — это закон Божий, указы и законы, представляющие его, наделены Божественной силой». У Гитлера были очень неплохие, дружественные отношения с мусульманами шиитами из Ирана, которых он считал
«истинными арийцами».

Гитлер обладал очень хорошей памятью. Любые факты и цифры, касающиеся проблемы, он приводит без малейшего колебания или усилия, к удивлению окружающих его людей. Он может по памяти назвать водоизмещение кораблей различных флотов. Он точно знает, какое вооружение, какую броню, водоизмещение, скорость и количество человек экипажа имеет любой корабль британских ВМС. Он знает количество оборотов авиационных двигателей любых существующих
моделей и типов. Он знает, какое количество выстрелов делает в минуту пулемет, будь-то легкий, средний или тяжелый, будь он сделан в США, Чехо-Словакии или Франции. Гитлер обладал замечательным художественным вкусом. Если человека признают «отрицательным персонажем», то всё что он делает признаётся отрицательным. Так, к примеру, было принято обвинять в бездарности императора Нерона — дескать, и голос у него был слабый и противный, и стихи
он писал плохие. Известно, что Гитлер был очень хорошим художником, но ещё больше известны его способности в области архитектуры. «Разумеется, архитектурные проявления таланта Гитлера более чем своеобразны. Однако что-то в них все-таки есть, что-то цепляет за душу. Есть некая прелесть в этих проектах, напоминающих разросшуюся до фантастических масштабов архитектуру Древнего Рима.» Главный имперский архитектор Альберт Шпеер утверждал
уже в 1966 году, когда льстить Гитлеру смысла не было вовсе: «Я не могу исключить, что Гитлер был бы заметной фигурой в ряду других архитекторов. У него был талант».

Малоизвестный факт — дизайн «Фольксвагена-жука», ставшего в послевоенные годы культовым автомобилем, был придуман именно им. Уже в зрелом возрасте, сидя в кафе с Альбертом Шпеером, он нацарапал ставшие знаменитыми очертания этой машины пером на салфетке.

Эрих Мария Ремарк так отзывался об одном из выступлений нацистского лидера:
«На сцене стоял сильный коренастый человек и говорил. У него был громкий грудной голос, хорошо слышный в самых дальних уголках зала. Этот голос убеждал, хотя никто особенно и не вслушивался в то, что он говорил. А говорил он вещи, понять которые было нетрудно…. Человек на сцене знал ответ на каждый вопрос, он мог помочь любой беде. Было приятно довериться
ему. Было приятно видеть кого-то, кто думал о тебе. Было приятно верить».

Одна из самых лучших биографий Адольфа Гитлера была написана Иоахимом Фестом. Он писал «Своеобразное величие Гитлера самым существенным образом связано с его эксцессивным характером — это был чудовищный, крушивший все существующие масштабы выброс энергии». Он же подчёркивает: «Никак нельзя упустить из виду, что взлет Гитлера стал возможен только благодаря уникальному совпадению индивидуальных и всеобщих предпосылок, благодаря
той с трудом поддающейся расшифровке связи, в которую вступил этот человек со временем, а время — с этим человеком. Эта тесная взаимозависимость лишает в то же время почвы любого рода утверждения по поводу каких-то сверхъестественных способностей Гитлера. Не демонические, а типичные, так сказать, «нормальные» черты и облегчили главным образом ему путь».

Рассуждать о Гитлере, выписывая его слабые и сильные стороны можно бесконечно долго и только самая жирная точка в его истории может быть поставлена, если бы он, в своей новой инкарнации, появился в наше время. Теперь он предоставлен самому себе. К чему он придёт, кого будет защищать, какие у него будут взгляды? Я полагаю, что мне удалось вычислить этого человека и кто он сегодня, где живёт и чем занимается, я прекрасно знаю. Но это
уже относится совершенно к другой истории и я смогу описать его новейшее появление, когда к этому придёт время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *