Лучик света от богини судьбы

makosh

Поспеши найти, завтра опять ступай и поспеши, всё оставь и поспеши. Может, еще успеешь что-либо ужасное предупредить. Я вчера великому будущему страданию его поклонился. Он вдруг умолк и как бы задумался. Слова были странные. Отец Иосиф, свидетель вчерашнего земного поклона старца, переглянулся с отцом Паисием. Алеша не вытерпел. — Отец и учитель, — проговорил он в чрезвычайном волнении, — слишком неясны слова ваши… Какое это страдание ожидает его? — Не любопытствуй. Показалось мне вчера нечто страшное… словно всю судьбу его выразил вчера его взгляд. Был такой у него один взгляд… так что ужаснулся я в сердце моем мгновенно тому, что уготовляет этот человек для себя. Раз или два в жизни видел я у некоторых такое же выражение лица… как бы изображавшее всю судьбу тех людей, и судьба их, увы, сбылась. Послал я тебя к нему, Алексей, ибо думал, что братский лик твой поможет ему. Но всё от господа и все судьбы наши. «Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода». Запомни сие. — Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы»


ВНИМАНИЕ! Всё описанное ниже является продуктом моего авторского творчества и должно рассматриваться на правах эзотерического рассказа в стиле фэнтези. Ни при каких обстоятельствах не нужно относиться к этому рассказу слишком серьёзно. Мой рассказ может свободно распространяться на правах GNU Free Documentation Licence Version 1.3. Автор не несёт никакой ответственности за любые негативные эффекты, которые может вызвать прочтение этого рассказа. Тем, кто считает себя слишком религиозным человеком, читать этот рассказ КРАЙНЕ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ!!! Тем не менее, я старался придерживаться стиля научности и, по возможности, избегал любых тем, которые могут вызвать межнациональную или межрелигиозную вражду, не смотря на то, что основными темами являются именно околорелигиозные вопросы.

Первая встреча

В первый раз я увидел эту икону осенью 2001 года, когда только что вернулся из США, где жил и работал до этого около шести лет. От русского православного колорита я успел немного отвыкнуть, и поездка в Троицко-Сергиеву лавру для меня была очень интересна. К тому же я посетил тогда ещё старую дачу моего деда, давно проданную другим людям, но внешне почти не изменившуюся. Вообще-то сам я человек вполне светский, но по совету моей будущей жены, перед тем как мы поженились в 1995 году, принял обряд крещения в русской православной церкви в Храм Преподобного Пимена Великого В Новых Воротниках недалеко от метро Новослободская. Я положительно убеждён, что в это время этой иконы ещё не существовало, и появилась она, когда я работал в США, потому что если бы она существовала уже тогда, но не заметить её я бы не смог.

Сразу хочу подчеркнуть, что не хочу называть этот артефакт «иконой». Более точное её определение — это «икона, основанная на художественном произведении» и поэтому в том смысле, в котором я буду её рассматривать — нужно применить слово «картина». Так, икона «Троица» Андрея Рублёва, находящаяся в Третьяковской галерее — это больше «картина», чем икона, а икону «Троицы», которую продают в монастырских лавках картиной назвать уже нельзя.

Другой интересный пример «иконы, основанной на художественном произведении» я увидел в храме Александра Невского в Софрино. Главной, фактически храмовой иконой там является иконографическая картина, основанная на работах итальянских мастеров по тематике «Святого семейства» и любой человек, например из США, не знающий ничего о православии, однозначно классифицировал бы такую икону, как классический пример католической традиции. Забавно, что католическая культура проникла в храм имени Александра Невского — то есть того самого русского князя, который не сильно чествовал католиков.

Когда осенью 2001 года я шёл вдоль стены Троицко-Сергиевой лавры, то увидел, что женщина продаёт небольшую икону, которая сразу бросилась мне в глаза, поскольку резко контрастировала с обыкновенными православными иконами. Впечатление было настолько сильным, что я должен честно признаться — никогда до этого и после этого у меня не было такого сильного впечатления ни от икон, ни даже от картин. Наверное, единственными картинами, которые смогли меня взволновать так же сильно, был триптих Исаака Левитана — «Омут», «Над вечным покоем» и «Владимирка». В отдельной статье я покажу, что этот триптих имеет самое прямое отношение к той иконе-картине, о которой я пишу сейчас и в какой-то степени триптих Левитана — это скорее икона, чем светская картина.

Короче, когда я увидел икону «Умягчение злых сердец» у меня буквально мурашки побежали по спине. Виной тому был взгляд женщины, изображённой на этой картине и «знак Антихриста», который располагался снизу и посередине. Наверное, обыкновенный православный верующий, который привычен к традиционной символике, не обратил бы на это внимания, но повторю, что я человек светский и «Крест Святого Петра» у меня ассоциируется совсем не с престолом Римского Папы, а с сатанизмом. Помню, что я осторожно спросил продавщицу: «А что это такое… это можно купить…?» На что она спокойно сказала мне: «Да. Это Пресвятая Богородица, царица небесная». Я тогда купил в Лавре достаточно большую икону УЗС («Умягчение злых сердец») и когда возвращался обратно в США, то взял её с собой.

Название УЗС и в какой-то мере содержание этой картины очень хорошо коррелирует с приведённым мною в эпиграфе отрывком из «Братьев Карамазовых», когда старец земным поклоном желал умягчить сердце Мити Карамазова, для которого он увидел большие страдания в будущем. Если вы никогда не видели этой картины — в её светском варианте — то советую очень внимательно и достаточно долго посмотреть на выражение лица этой женщины. Надеюсь, вы сможете меня понять. Интересно, но меня тогда в США как раз ожидали довольно большие испытания, которые продолжились и после того, как я в следующий раз вернулся в Россию.

У меня было несколько УЗС, одну я купил где-то в 2004 году и ещё одну — большую я купил несколько дней назад в магазине иконного завода в Софрино. Так случилось, что по определённым обстоятельствам, я заинтересовался историей древнеславянского язычества и перечитал множество книжек на эту тему. В частности фундаментальный труд Рыбакова «Язычество древних славян». Хочу ещё раз подчеркнуть, что интересуюсь вопросами религии только в информативных целях и не являюсь верующим человеком. Мне было очень интересно, кто такая «Параскева Пятница» и каким образом она явилась своеобразным мостиком от древней Макоши к современной «Семистрельной Богородице». Поскольку, по преданию Пятница изображалась в виде женщины проткнутой стрелами, то я немедленно вспомнил УЗС, которая также представляет собой женщину, проткнутую мечами, я захотел узнать поподробнее об истории этой картины, а также разобраться более детально — а что же вообще на ней изображено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *