Анализ поэмы А.С. Пушкина «Медный всадник»

benua_copperman

Кого символизирует «Медный всадник» в одноимённой поэме Пушкина? Три Иудейских и три Исаакиевских храма. Кто такой «маленький человек» в русской классической литературе? Смысл «вавилонской ивы» и «багряницей прикрытой лжи». Кто такой граф Хвостов? Какой сон видит Евгений и кто такая Параша? Умирающий и воскресающий бог у чёрного куста.

Предварительная статья:  На тёмных стогнах града Антихриста

Как объяснил Великий Инквизитор, уравнения движения цивилизации можно понять, как закон всемирного притяжения к трём основным кумирам – «хлебам», «чуду» и «мечу кесаря». При этом сразу строго обозначается общее разграничение между задачей «пустынного сеятеля свободы» и следование по пути «искушений». Оказывается, что понятие «счастья» очень часто не совпадает, а иногда и прямо противоположно стремлению к свободе. Тяга к «хлебам» может перевешивать нравственные нормы, «чудо» имеет больший вес перед объективной наукой, а «меч кесаря» всегда готов к ликвидации врагов народа и инакомыслящих для утверждения своей «правды».  Исходя из этой картины, сразу можно выяснить – на какой стороне человек. Для этого он должен быть поставлен в некие «критические условия», когда требуется выбирать «Или — или».

Или пляжи, вернисажи или даже
Пароходы, в них наполненные трюмы,
Экипажи, скачки, рауты, вояжи…
Или просто – деревянные костюмы.
 
В.С. Высоцкий «Деревянные костюмы»

Законы, по которым живёт материальный мир не в силах изменить даже тот, кто их создал, поскольку они  часть функциональных особенностей мира и в частности мира людей. Исходя из опыта системного администратора, внесение каких-то полезных изменений в большой компьютерной сети всегда чревато неприятными последствиями, особенно если такие изменения проходят без тщательного анализа динамических параметров систем. Отрицательные результаты попыток «осчастливить» пользователей сети отнюдь не означают, что такие попытки нужно прекратить или же вообще отключить всю сеть. Кажется логичным, что новую попытку «осчастливливания» не стоит начинать без строгого и критического анализа всех допущенных ошибок и ознакомления с этими ошибками пользователей сети.

Что это было – в начале нашей эры? Для христиан это величайшее событие в истории человечества. В истории евреев это разрушение Храма,  потом всего иудейского государства и окончательное изгнание народа в диаспору. Ислам критически относится к теологии христианства, но также критически относится и к евреям. В общемировой истории можно ясно увидеть переход от «Древнего Мира» к «Средним векам»  в течение  четырёх сотен лет от создания христианства, до падения Западной Римской империи. Я так полагаю, что в поэме «Медный всадник» рассмотрено, что же именно тогда случилось и кто виноват в происшедшем.

В религии, бох, с одной стороны, является активным создателем мира, в котором существуют люди, а с другой  мёртвым образом использующимся людьми для справления культа, о котором говорил Великий Инквизитор. Эта двойственность «божественного присутствия» показана в поэме Пушкина как противопоставление образа Великого Петра, образу «кумира на бронзовом коне». И тот и другой образы есть часть материального мира и подчиняются законам всемирного тяготения к «хлебам», «чуду» и «мечу кесаря».  Кто такой «Евгений», которого Пушкин в поэме всячески пытается принизить, показать его неумным, неоригинальным, ничем не отличающимся от своих собратьев? Кто эта «Параша»,  на которой он мечтает жениться, чтобы перепоручить ей своё «хозяйство»? Проецируя эту историю на начало века можно предположить, что Евгений – это образ «бога» в том виде, в котором он хотел ввести «новый закон», а Параша символизирует еврейский народ. Конечно, такой «бог» очень карикатурен, но если это карикатура на самого себя, выраженная через поэта-пророка, то какие проблемы? Это предположение с моей точки зрения хорошо подтверждается всей символикой и объяснениями, которые встречаются в «Медном всаднике» и позже транслируются и уточняются в произведениях Гоголя и Достоевского.

Евгений живёт в Коломне – в захолустном районе. На карте мира древняя Иудея именно так расположена, по отношению к Римской империи. Еврейский бог, который впоследствии с некоторыми модификациями захватил весь мир, в начале века был, ничем не приметным, скромным божком малого народа иудеев, которому было  далеко до Юпитеров, Зевесов и Киприд. Отношение Евгения к своей Параше самое простое. «Жениться, почему бы нет?» Он готов трудиться и день и ночь, мечтать о том, что может быть получит «местечко». Понятно, что местечком здесь называется положение нового бога в империи. Это слово также имеет не очень весёлую историю, связанную с особенностями проживания евреев на территории других государств. То есть он мечтает не более чем о «еврейском местечке», чтобы жить в нём до гроба. Мечты Евгения о «тихом счастье» заставляют вспомнить позицию Ленского по отношению к Ольге. Поэма «Домик в Коломне» описывает другую сторону такого плана. Залезть в дом к невесте служанкой, женщиной чтобы потом думать о том, как бы на ней жениться.  Всё бы ничего, если бы это не было карикатурой на «божественный план» введения Нового завета…

Примечательна история самого имени «Параша».  Вообще-то это уменьшительная форма от женского имени Параксева. С именем Параксева связана святая Параксева Пятница на темы, которой были написаны иконы «Симеоново пророчество» и «Умягчение злых сердец». «Параша» это ещё и абзац в свитке Торы. В еврейской традиции текст каждой из книг Пятикнижия в свитках Торы делится на отдельные абзацы двух видов, называемые «паршийот». Разделение на паршийот сохранено и в печатных изданиях Торы. Нужно вспомнить, что поэма «Домик в Коломне» написана «октавами», что наиболее близко к понятию «абзац». При этом, Пушкин очень долго объясняет какой именно стихотворный размер он желает избрать для этого «свитка Торы».  По неизвестной причине «Парашей» сегодня называют также сосуд для испражнений в тюремных камерах. Этимология этого слова «параша» не ясна, но блатная речь России известна своей изобретательностью и фантазией, поэтому не исключено, что пришла «параша» в тюрьму именно из иврита, на котором означает «отрывок», «порция». Есть ещё одно значение слова «параша» – это боевой топор у богов в индуизме. Так что это с какой стороны посмотреть…

«Шинель» Евгения обсуждается в одноимённом произведении Гоголя, а шляпа, которую Евгений меняет на «картуз» появляется на Родионе Раскольникове в «Преступлении и наказании» Ф.М. Достоевского. После того, Нева бросилась на город, Евгений оказывается «на площади Петровой». Рассмотрим внимательно этот момент:

Тогда, на площади Петровой,
Где дом в углу вознесся новый,
Где над возвышенным крыльцом
С подъятой лапой, как живые,
Стоят два льва сторожевые,
На звере мраморном верхом,
Без шляпы, руки сжав крестом,
Сидел недвижный, страшно бледный
Евгений. 

В углу Сенатской площади, которая действительно некоторое время называлась «Петровой» по монументу Петру I, по проекту Монферрана, в 1824 году, когда произошло описываемое наводнение, стоял дом Лобанова-Ростоцкого, построенный в 1817-1820.  В 1824 году, этот дом вполне мог называться «новым» и действительно, над возвышенным крыльцом этого дома стояли как живые два сторожевых льва. Однако, положение самого Евгения «на звере мраморном» отнюдь не имеет отношения к этому дому. В 1824 году рядом с домом Лобанова-Ростоцкого находилось разобранное здание Третьего Исаакиевского собора,  фактически один только мраморный фундамент обнесённый забором. Проект построения нового собора утверждён ещё не был. Таким образом, более правильно расположить Евгения на мраморном фундаменте, а не на каком-то льве. История Исаакиевского собора стоит подробного описания.

Первый Храм Исаакиевского собора был построен в 1707 году. Это была главная церковь в городе. Здесь Пётр I обвенчался с Екатериной Алексеевной. По императорскому указу только в Исаакиевском храме могли приносить присягу моряки Балтийского флота. Археологические исследования на территории города Давида не обнаруживают следов никаких огромных зданий и вполне понятно, что иудейский храм времён Соломона был аналогично небольшой церквушкой. Второй Храм Исаакиевского собора был построен в 1727 году. Храм находился на том самом месте, где сегодня находится Медный всадник. В 1766 году был издан указ о строительстве Третьего храма на новой площадке. Оригинальный проект Ренальди осуществлён не был. Строительство было остановлено и новый проект значительно отличался от оригинального. Собор получился приземистым, а в художественном отношении нелепым – на роскошном мраморном основании высились безобразные кирпичные стены. Это сооружение вызывало насмешки и горькую иронию современников, которые очевидно включали и Пушкина. Приехавший в Россию после длительного пребывания в Англии флотский офицер Акимов написал эпиграмму:

Се памятник двух царств,
Обоим столь приличный
На мраморном низу
Воздвигнут верх кирпичный

При  попытке прикрепить листок с этим четверостишием к фасаду Третьего Храма, Акимов был арестован. Ему отрезали язык и сослали в Сибирь. Эта эпиграмма имела множество модификаций. Существует также версия её народного происхождения.

Сей храм покажет нам,
Кто лаской, кто бичом,
Он начат мрамором,
Окончен кирпичом.

Когда при Александре I для исполнения окончательного проекта Монферрана стали разбирать кирпичную кладку, фольклор откликнулся на это новой эпиграммой:

Сей храм трёх царствований изображение:
Гранит, кирпич и разрушение.

История создания и разрушения Третьего храма или храма Ирода – это знаковая часть иудейской истории. Весь «божественный замысел» очень хорошо иллюстрируется грубым кирпичным убожеством, поставленным на  великолепный мраморный фундамент.  Пострадавший флотский офицер проецируется на Исуса, а всеобщие насмешки на всенародное осуждение этой истории и всего плана построения, иудейским народом. К 1824 году, когда происходило наводнение, Третий храм был разрушен и, следовательно, Евгений сидел на мраморном основании уже после 70 н.э., что  иллюстрирует ситуацию, в которой оказался бох после обвала своего «великого замысла».  В этом случае само «наводнение» проецируется на Иудейские войны а, следовательно, «известие, составленное В.Н. Берхом», не что иное, как произведения Иосифа Флавия. В предисловии к «Медному всаднику», автор как раз и предлагает читателю интересующимся подробностями разрушения Храма Ирода справиться с известием, составленным Иосифом Флавием.

Последняя, современная версия Исаакиевского собора очень напоминает внешним видом собор Святого Петра на площади Святого Петра, то есть «Петровой площади» в Риме.  Сама фраза «сидеть на звере» имеет хорошо известную ассоциативную связь с Откровением Иоанна Богослова.  Зверь, на котором восседает блудница: «был, и нет его, и выйдет из бездны, и пойдёт в погибель»  (Откр. 17:8); Великий инквизитор объясняет, что такой «блудницей» является сама церковь, которая по принципам своего создания и функционирования служит идеям сатаны.

Но тогда-то и приползет к нам зверь, и будет лизать ноги наши, и обрызжет их кровавыми слезами из глаз своих. И мы сядем на зверя и воздвигнем чашу, и на ней будет написано: „Тайна!“ Но тогда лишь и тогда настанет для людей царство покоя и счастия. Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы». Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы».

Согласно теологии самого же христианства – эта религия «вышла из бездны и пойдёт в погибель», так что «на зеркало нечего пенять, коли рожа крива».  Эта фраза используется Гоголем в качестве эпиграфа к своей комедии «Ревизор», объясняющая именно эту сторону у христианства. Очень интересно понять, что же означают «руки сжатые крестом». Считается, что в комнате Евгения Онегина стояла статуэтка Наполеона в шляпе и с руками «крест на крест», но насколько я понимаю такой жест называется «сложить руки на груди», а не «сжать крестом». Более корректное изображение такого жеста можно найти на скульптурах фараона Эхнатона. Вот он точно сжимает свои руки «крестом», поэтому я думаю, что отсылка здесь идёт не столько на Наполеона, сколько на фараона Эхнатона и его великие замыслы переустройства человечества.

 

Наполеон в шляпе
Наполеон Бонапарт
эхнатон_600
Фараон Эхнатон

 

Евгений только и думает  о свой мечте, Параше, живущей в «ветхом домике за некрашеным забором», там, где стоит «вавилонская ива». Но он    окружён со всех сторон водой и сойти с мраморного фундамента разрушенного храма не может.  При этом к нему спиной обращён «в неколебимой вышине» кумир на бронзовом коне – объективный закон материального мира, которому всё безразлично. Однако, Медный Всадник является кумиром для людей.  Ему приносят жертвоприношения в храмах и ради него  живут. Вот такое положение.

Или во сне
Он это видит? иль вся наша
И жизнь ничто, как сон пустой,
Насмешка неба над землей?

Вторая часть поэмы начинается с того, что Евгений переправляется через реку.  После этого возникают несколько ярких картин. «Вот ива, были здесь вороты». Ворота Иштар находились в Вавилоне. Их установил царь Навуходоносор в честь богини Иштар, ассоциирующейся с Пятницей… известной на Руси как Макошь. Той, которой посвящена икона «Умягчение злых сердец».  Иштар соответствует шумерской Инанне, покровительнице проституток, гетер и гомосексуалистов. Сразу приходит на ум Старуха Израиль из Калинкиного дома неверных жён в поэме Майкова про Моисея. Интересно, что евреи на каждой свадьбе вспоминают реки вавилонские.

При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе; 
На вербах, посреди его, повесили мы наши арфы. 
 Там пленившие нас требовали от нас слов песней, и притеснители наши — веселья: «пропойте нам из песней Сионских». 
Как нам петь песнь Господню на земле чужой? 
Если я забуду тебя, Иерусалим, — забудь меня десница моя; 6прилипни язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя, если не поставлю Иерусалима во главе веселия моего. 
Припомни, Господи, сынам Едомовым день Иерусалима, когда они говорили: «разрушайте, разрушайте до основания его». 
Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! 
Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!
 
Псалом №136

Меня всегда смущало блаженство тех, кто разбивает детей о камни. Собственно если «дочь Вавилона» или «вавилонская блудница» это евреи, то фактически этот псалом вполне оправдывает холокост Гитлера… Не знаю… я бы постеснялся читать этот текст вслух, особенно если речь идёт о таком торжественном событии в жизни, как свадьба. Кстати в традициях иудаизма, свадьба является символическим союзом евреев с богом. Однако более логичным было бы из общих соображений ассоциировать «вавилонскую блудницу» с христианской церковью, тогда блаженство уничтожения этого атавизма с лица земли вполне оправдано. Следующая яркая картина, возникающая в поэме «Медный всадник» – это «багряницей прикрытое зло».

Утра луч
Из-за усталых, бледных туч
Блеснул над тихою столицей
И не нашел уже следов
Беды вчерашней; багряницей
Уже прикрыто было зло.
В порядок прежний всё вошло.

Этимология слова «багряница» примечательна. Багряница в древности была не только самой дорогой тканью, но так назывался сам краситель, которым окрашивались ткани. Первыми научились пользоваться багряницей, как краской финикийцы. Изготовление пурпура являлось самым прибыльным промыслом Финикии и велось с большим размахом, о чём свидетельствуют сохранившиеся отходы производства. Правда, говорят, что они не сами придумали пурпур, а адаптировали технику его изготовления у других народов. Само название «Финикия» восходит к греческому «красный, багряный». Согласно одной из гипотез, та часть «древних евреев», которая составила государство Израиль, происходила из финикийцев в отличие от жителей Иудеи, которые корнями уходили в древнеегипетских старообрядцев. Хотя не исключено, что и те и другие были осколками Древнего Шумера. Правда, это только догадки.

Одеяние, окрашенное в багряный (кроваво-красный) цвет означало высшее, царское отличие. В Новом завете описано, что при осмеянии Исуса, римские солдаты надели на него, багряницу, что возможно означало красный плащ римских воинов. Солдаты таким образом создали карикатуру на римского императора. Только императоры носили пурпурную багряницу. Вместо царского венца ему надели на голову терновый. На многих иконах Исус изображается в багрянице, поэтому  фраза «багряницей прикрытое зло» может иметь отношение к созданию христианства. Другими словами, более мягко это означает  «создание хорошей мины при плохой игре».  «Торгаш отважный», который открывал «Невой ограбленный подвал» может ассоциироваться с иудеями, которые, «не унывая» продолжали свои богомерзкие ритуалы, не смотря на то, что их «припасы Танаха» были украдены христианством, а Иудейский храм разрушен.  Не обойдено в поэме и возникновение Ислама:


Свозили лодки. Граф Хвостов,
Поэт, любимый небесами,
Уж пел бессмертными стихами
Несчастье невских берегов.

Этот отрывок может просто быть изменён на:


Свозили лодки и Мухаммед,
Пророк, любимый небесами,
Уж пел бессмертными стихами
Несчастье невских берегов.

Тут нужно вспомнить, кто таков был этот самый «граф Хвостов». Главной его автобиографической особенностью был брак на А.И. Горчаковой, племяннице Суворова. Супружество с известной и богатой женщиной значительно подняло его социальный статус. Он был произведён в подполковники и назначен стоять при Суворове. В 1820-е годы граф Хвостов служил популярной мишенью для насмешек и адресатом многочисленных эпиграмм. Он считал Пушкина своим приемником. Дальнейшее состояние Евгения описывается, как «сумасшествие». Ну, это можно понять. Автор  современных религиозных систем мог быть только сумасшедшим. Как нормальный человек превращается в бога описано в рассказе Гоголя «Записки сумасшедшего». Его пустынный уголок был отдан «бедному поэту», что может говорить о том, что от имени бога выступали те, кто не имел никакого отношения к самому богу.

Увы! его смятенный ум
Против ужасных потрясений
Не устоял. Мятежный шум
Невы и ветров раздавался
В его ушах. Ужасных дум
Безмолвно полон, он скитался.
Его терзал какой-то сон.

Какой именно сон его терзал? В произведениях Пушкина мне не удалось найти такой походящий сон. Выручил Фёдор Михайлович. «Сон смешного человека» – это именно то, о чём тут идёт речь.  Главный герой хотел покончить самоубийством, поскольку решил, что уже «никогда и ничего не будет». Потом он увидел сон, где перенёсся  на далёкую планету, вместе с которой пережил всё развитие её цивилизации. Всё началось с «Золотого Века», когда все жили в Раю, были счастливы и не знали никакого горя. Потом медленно они «развратились» и всё пришло в то состояние когда ничего невозможно восстановить и главного героя, аналога бога, стали почитать за сумасшедшего. Идея тут заключалась в том, что бох решил показать главному герою, что он и сам думал о самоубийстве, когда был причислен к сумасшедшим, однако решил не делать этого. Вместо этого он решил  помочь маленькой девочке на «немых стогнах града».

Одежда ветхая на нем
Рвалась и тлела. Злые дети
Бросали камни вслед ему.

«Злые дети, бросающие камни» возникают опять же у Достоевского в эпизоде про Илюшу. Когда Илюша перед смертью предложил своему отцу выбрать другого мальчика и назвать его «Илюшей», то капитан Снегирёв процитировал псалом 136: «- Не хочу хорошего мальчика! не хочу другого мальчика! – прошептал он диким шепотом, скрежеща зубами, – аще забуду тебе, Иерусалиме, да прильпнет…»

Нередко кучерские плети
Его стегали, потому
Что он не разбирал дороги
Уж никогда; казалось — он
Не примечал. Он оглушен
Был шумом внутренней тревоги.

Тут на ум сразу приходит эпизод в книге Достоевского «Преступление и наказание» когда Мармеладов погибает задавленный барской коляской.

Дальше повествование упирается на прояснение сознания Евгения на той самой площади, на которой стоял Медный всадник и его прямая угроза всаднику «Ужо тебе!». Что бы такая угроза могла значить? У меня возникло фантастическое предположение, что здесь пророк Пушкин предсказывает события октябрьской революции 1917 года. Нужно вспомнить, что наводнение, описание в поэме произошло 7-ого ноября в тот день, когда в совейское время праздновали «Великую Октябрьскую Социалистическую Революцию».

О мощный властелин судьбы!
Не так ли ты над самой бездной,
На высоте, уздой железной
Россию поднял на дыбы?

Если события в России были созданы богом и Ленин был его «помощником», то всё хорошо укладывается я на лист. Действительно, коммунизм в России был серьёзной угрозой для идеалистического мировоззрения и серьёзно преследовал бога и религию, как своего врага, будучи в то же время сам своеобразной «коммунистической религией». Так, Медный всадник, скачущий по мостовой за Евгением по ночному Петербургу должен символизировать именно это.  Брюсов писал:

Когда этот Медный Всадник скачет, раздается “тяжелый топот”, подобный “грома грохотанью”, и вся мостовая потрясена этим скаканьем, которому поэт долго выбирал подходящее определение – “тяжело-мерное”, “далеко-звонкое”, “тяжело-звонкое”. Говоря об этом кумире, высящемся над огражденною скалою, Пушкин, всегда столь сдержанный, не останавливается перед самыми смелыми эпитетами: это – и “властелин Судьбы”, и “державец полумира”, и (в черновых набросках) “страшный царь”, “мощный царь”, “муж Судьбы”, “владыка полумира”.

 

Почему «тяжело-звонкое»? Мне тут же на память приходит композиция группы Pink Floyd «Money» из альбома «Dark side of the moon». В «тяжело-звонком» скакании отдаётся звон денег. Медь символизирует дешёвую монету и вообще денежный мир. Как раз, поэтому название всей поэмы именно «Медный», а не «Бронзовый» всадник.

И, озарен луною бледной,
Простерши руку в вышине,
За ним несется Всадник Медный
На звонко-скачущем коне;
И во всю ночь безумец бедный
Куда стопы ни обращал,
За ним повсюду Всадник Медный
С тяжелым топотом скакал.

Евгений начинает с того, что хочет тихо и спокойно прожить со своей Парашей в Домике в Коломне, однако законы материального мира, «хлеба», «чудо» и «меч кесаря» не дают ему осуществить план своего тихого счастья. В результате он в виде сумасшедшего предстаёт перед Медным всадником один-на-один. Очевидно, он не может осуществить свой план малой кровью, поэтому ему требуется что-то совершенно иное и глубокое, чем «тихая жизнь с Парашей». Окончание у Евгения печальное.

Пустынный остров. Не взросло
Там ни былинки. Наводненье
Туда, играя, занесло
Домишко ветхий. Над водою
Остался он, как черный куст.
Его прошедшею весною
Свезли на барке. Был он пуст
И весь разрушен. У порога
Нашли безумца моего,
И тут же хладный труп его
Похоронили ради бога.

В школе Пушкин прошёл мимо меня почти без осадка. Для сравнения, чтобы выучить наизусть новую песню Высоцкого, мне достаточно было прослушать её несколько раз. В Евгении Онегине я вообще не видел ничего, кроме красиво сложенных фраз,  хотя я уже тогда подсознательно догадывался, что реальное содержание и Евгения Онегина и других стихов Пушкина значительно глубже. Только совсем недавно я смог посмотреть на всё творчество Пушкина совсем с другой стороны. Анализируя книгу Ф.М. Достоевского «Подросток», я заинтересовался следующей фантазией Аркадия Долгорукова:

В такое петербургское утро, гнилое, сырое и туманное, дикая мечта какого-нибудь пушкинского Германна из «Пиковой дамы» (колоссальное лицо, необычайный, совершенно петербургский тип — тип из петербургского периода!), мне кажется, должна еще более укрепиться. Мне сто раз, среди этого тумана, задавалась странная, но навязчивая греза: «А что, как разлетится этот туман и уйдет кверху, не уйдет ли с ним вместе и весь этот гнилой, склизлый город, подымется с туманом и исчезнет как дым, и останется прежнее финское болото, а посреди его, пожалуй, для красы, бронзовый всадник на жарко дышащем, загнанном коне?» Одним словом, не могу выразить моих впечатлений, потому что всё это фантазия, наконец, поэзия, а стало быть, вздор; тем не менее мне часто задавался и задается один уж совершенно бессмысленный вопрос: «Вот они все кидаются и мечутся, а почем знать, может быть, всё это чей-нибудь сон, и ни одного-то человека здесь нет настоящего, истинного, ни одного поступка действительного? Кто-нибудь вдруг проснется, кому это всё грезится, — и всё вдруг исчезнет».  Ф.М. Достоевский «Подросток».

Что означает здесь всадник «на загнанном коне»? Перечитав «Медного всадника» Пушкина у меня возникла та картина, которую я описал в этой статье. Потом я вспомнил, что Евгений Онегин тоже почему-то «Евгений». Я решил перечитать Евгения Онегина и вообще выпал в осадок. Оказалось, что информативность главного Пушкинского романа настолько велика, что его структуру можно сравнить только с фракталами в геометрии и в природе. Чем глубже погружаешься в этот роман, тем необозримее становится задача его детального описания и интерпретации. Судя по всему Евгений из Онегина – это как бы «воскресший бог» имеющий прямое отношение к тому «богу», который был похоронен «ради бога» в последних строках поэмы «Медный всадник». Дом Параши остался на островке,  как «чёрный куст». Чёрный куст в русском народном фольклоре означает «Куст смородины». Смородина – это река соединяющая мир живых и мир мертвых, через которую проложен Калинов (или Калинкин?) мост. Всё говорит о том, что смерть Евгения в поэме «Медный Всадник», это  начало Евгения в романе «Евгений Онегин», к детальному анализу и интерпретации  которого я теперь наконец и перейду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *