Анализ книги Чарльза Метьюрина «Мельмот Скиталец»

М.А. Врубель "Демон сидящий"
М.А. Врубель «Демон сидящий»

Основные идеи книги Метьюрина «Мельмот Скиталец» . Кого символизируют Монсада, Иммали и семья Вайнбергов? Почему Евгений Онегин начинается также как и Мельмот Скиталец? Что содержится в завещании, которое получает молодой Мельмот? Почему у него в последних строках книги в руке остаётся платок Скитальца?

Чем богаче звук или картина, тем больше в ней нюансов, полутонов и неоднозначностей. Простые для восприятия события и поступки строго разделяют между собой добро и зло.  Доброта торжествует, зло наказано, все счастливы.  Представления о божествах  в религиях и мифологиях всегда отражали уровень развития общества.  Чем выше культура у общества, тем сложнее и неоднозначнее были боги. В книге «Солярис», Крис Кельвин рассуждает о возможности существования «ущербного бога,  ограниченного в своём всеведении и всемогуществе, который ошибочно предвидит будущее своих творений, которого развитие предопределённых им самим явлений может привести в ужас». Высокодраматический бог может  предвидеть будущее своих творений и сознательно творить «зло во благо» и осознание сотворённого им зла может  привести его в ужас. Поступки, в которых сочетаются одновременно и добро и зло неоднозначны  и требуют очень тщательного изучения и анализа. Понятие о «реальном боге» может включать в себя как свойства традиционного бога, так и свойства традиционного сатаны. Я полагаю, что книга Чарльза Метьюрина «Мельмот Скиталец» раскрывает некоторые неоднозначные стороны создания христианства и событий, которые этому сопутствовали.

Роман относится к разряду «рамочных» повествований, уходящих в бесконечность или mise en abime. При чтении романа последовательно раскрываются вложенные друг в друга повествования, на первый взгляд независимые друг от друга. В таком виде понять центральную идею, которая стоит за всем романом довольно сложно. Однако при более тщательном рассмотрении  оказывается, что все повествования находятся строго на тех местах, на каких должны находиться и очень хорошо добавляют друг друга до единого целого.  Подробного анализа главной идее романа «Мельмот Скиталец», а именно обсуждении принципиальной неоднозначности поступков бога при создании христианства в мировой литературе ещё никто не проводил.

Последние строки романа рассказывают о том, что в руках молодого Джона Мельмота оказывается платок, «который прошлой ночью он видел на шее Скитальца. Это было все, что осталось от него на земле!». Между «Мельмотом Скитальцем» и «мастером и Маргаритой» Михаила Булгакова есть много параллелей. «Платок» — это примечательный символ и связан с первым желанием Маргариты, которое для неё исполнил Воланд. Фриде много лет кладут ночью  на стол платок, которым она удавила своего младенца. Этот образ имел реальный прототип. Фриду Келлер из швейцарского кантона Сен-Галлен заставил отдаться ему хозяин кафе, где она работала. После того, как родился мальчик, она удавила его и зарыла в землю. Швейцарский учёный Форель описавший эту историю полагал, что «чаще действительным убийцей является не мать, фактически убившая ребенка, но низкий отец, покинувший беременную или не пожелавший признать ребенка» . Притчей во языцах является обсуждение вопроса кто именно «убил Христа» в христианстве. Были это евреи или же душегубец бох отец сам порешил своего единородного сына для «спасения человечества».  Так или иначе, евреям вот уже две тысячи лет ночью кладут платок, а нехристианские конфессии полагают сыноубийцу бога в христианстве отмороженным шизофреником.  Продолжая логику, можно предположить, что вторым желанием Маргариты было возвращение «реального бога» из психиатрической клиники христианства. Так что там с платком было в действительности?

Роман Метьюрина начинается также как и «Евгений Онегин» А.С. Пушкина. Молодой человек Джон Мельмот едет к умирающему дяде, являясь его единственным наследником. Образ дяди Мельмота повторяет Скупого рыцаря у Пушкина. К завещанию дядя сделал приписку в которой попросил своего племянника уничтожить портрет, висящий  в его кабинете и сжечь рукопись, которая находится там в  столе. Таинственный портрет появляется в рассказе Гоголя «Портрет» и романе Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея» дополняющих основную идею. У Бальзака есть что-то похожее в романе «Шагреневая кожа». Однако после сожжения портрета, оригинал объясняет молодому Джону, что простым огнём его уничтожить невозможно.

Наиболее близким литературным персонажем к Мельмоту Скитальцу является Великий Инквизитор, личность противоречивая и драматическая.  Он также думает о благе для человечества, но его понимание «счастья» основано  на принципах материального мира. При этом «счастье хлебов» может переступить нравственные нормы, «счастье чуда» противоречит объективной научной истине, а «счастье меча кесаря» неизбежно должно привести к уничтожению инакомыслящих и врагов народа для достижения и удержания своей власти. В стихотворении «Безверие» Пушкин наглядно показывает, что «счастье веры» отнюдь не означает объективного счастья… так вера в чудо продала детей в рабство, не смотря на белый луч на плече девочки в церковном хоре и т. д..  Принципы Великого Инквизитора делают самого Исуса первым врагом христианской церкви.

О чём же рассказывает рукопись дяди? Перед тем, как Стентон оказывается в сумасшедшем доме из-за слишком назойливых рассуждений о природе Мельмота Скитальца, он встречает Мельмота в театре. Театр символизирует «божественный проект», как постановку для человеков с какой-то нравоучительной и назидательной целью. Однако в рукописи дяди рассказывается, что одна актриса на сцене ударила другую кинжалом совершенно серьёзно и реально, поскольку в жизни они с ней сильно враждовали. После этого спектакль резко прекратился.  Если два актёра на сцене ведут себя так, как могли вести в жизни, то очевидно это неправильный подбор актёров и личные человеческие отношения не должны мешать основному представлению. Для примера серьёзный научный проект может быть разрушен из-за тривиального семейного конфликта главного инженера. Можно вспомнить, что в первой части Евгения Онегина, Евгений является только зрителем представления… и сам в нём не участвует.

Когда Стентон появляется в сумасшедшем доме, то сразу знакомится с двумя книгами. Первая символизирует «иерусалимский проект». Автор книги предлагает восстановить Лондон после пожара, используя при этом глыбы из Стоунхенджа, которые он рекомендовал перевести в город. «К рукописи прилагались затейливые чертежи машин, с помощью которых можно будет волочить эти гигантские глыбы, а на уголке была сделана приписка: «Я бы начертил все это гораздо точнее, но мне не дали ножа, чтобы очинить перо». Наверное, это также напоминает проекты «маленького человека Евгения» устроить своё тихое счастье под носом у Медного Всадника в поэме Пушкина или же планы создания христианства уже после разрушения Иерусалимского храма из обломков Ветхого завета.

Вторая книга пародирует идею, посредством которой предполагалось распространить «Новый завет» из Домика в Коломне» на весь Петербург.  Собственно так, в конце концов, христианство и распространилось в Римской Империи, что, правда, не уберегло империю от бесславной кончины.

Другая рукопись была озаглавлена «Скромное предложение касательно распространения христианства в различных странах, с помощью которого, как надеется автор, можно будет охватить им весь мир». Это скромное предложение сводилось к тому, чтобы обратить в христианскую веру турецкое посольство (которое существовало в Лондоне несколько лет назад), поставив каждого из турок перед дилеммой: либо быть задушенным тут же на месте, либо сделаться христианином. Разумеется, писавший рассчитывал, что все изберут более легкую участь, но даже тем, кто давал свое согласие, ставилось особое условие, а именно: они должны были дать властям обязательство, что по возвращении в Турцию каждый из них будет обращать в христианскую веру не менее двадцати мусульман в день.

При этом автор книги замечает, что распространять христианство среди мусульман нужно на английском языке, иначе те ничего не поймут. Как известно, христианство было создано и распространялось в Римской Империи на койне – разговорном древнегреческом, который хорошо понимали в империи, а не на иврите или арамейском – языками, которые тогда использовали  древние иудеи.

Стентон далее знакомится с двумя «пренеприятными соседями».  Справа от него был «ткач-пуританин», которого свела с ума единственная проповедь, после чего он проникся «идеей предопределения и осуждения всего на свете».  С утра он повторял пять пунктов, воображая, что выступает на собрании пуритан, с наступлением сумерек его бред принимал более мрачный характер, а к полуночи он разражался ужасающими, кощунственными проклятиями. Очевидно, это карикатура на Исуса, который вначале возвестил вслед за Иоанном заповеди блаженства, а после дошёл до того, что заявлял что принёс «не мир, но меч». Соседом слева был портной монархист,  разорившийся от того, что «шил в кредит роялистам и их жёнам». Если Исус соткал полотно веры, то Павел пошил  для Римской империи «бархатную мантию величиной с Тауэр», то есть создал церковь.

Ещё один ужасный голос принадлежал безумной женщине потерявшей во время пожара мужа, детей, средства к существованию и наконец, разум. В отличие от других, её помешательство не было вызвано ни политикой, ни религией, ни с пьянством или какой-то извращённой страстью, поэтому «Стентон ждал его как «некого избавления от несообразного, нелепого и унылого бреда всех остальных». Нечастная женщина в узком смысле может ассоциироваться с Марией, потерявшей своего сына и проч., в широком смысле она ассоциируется с народом евреев, в конце концов, потерявшем и сына и бога и отпущенного с молотка в диаспору без средств к существованию. Интересно, что в Гавриилиаде  Пушкина еврейку тоже можно сравнить не только с пакостной Марией, но и  со всем еврейским народом.

Посредство Мельмота Скитальца или Великого Инквизитора в такой ситуации привело к созданию христианства. Безумный ткач превратился в бога Христоса, безумный портной в не менее святого Пауля, а безумная женщина получила назад и сына и отца и даже святого духа прекрасно излечивших все её нравственные проблемы. Является ли создание христианства с такими исходными параметрами «добром» или «злом»? Это вопрос принципиально неоднозначен.  Исправить проблемы, вытащить из психбольницы – это прекрасная и положительная цель, однако использованные при этом средства оставляют желать лучшего. При этом очевидно, что «добро» сотворённое Мельмотом, неизбежно должен ждать страшный и фатальный конец, что и предсказывает Откровение Иоанна Богослова.

История Монсады проясняет морально психологические проблемы, по которым так трагически закончился путь Ешуа с точки зрения его самого. По настроению это ближе всего к песне Владимира Высоцкого «Спасите наши души».

Вот вышли наверх мы,
Но выхода нет!
Ход полный на верфи,
Натянуты нервы.
Конец всем печалям,
Концам и началам —
Мы рвемся к причалам
Заместо торпед!
 
         Спасите наши души!
         Мы бредим от удушия.

Когда человек бредит от удушья окружающего его мира и в то же время не может освободиться от необходимости общения с ним, то трагический исход неизбежен. В такой ситуации как раз и возникают «вспомогательные глаголы», которые упомянуты в книге «История Тристрама Шенди» возникающие при встрече в северном морском (заднем) проходе с белыми медведями:

Быть или не быть — вот в чем вопрос.
Достойно ли терпеть безропотно позор судьбы
Иль нужно оказать сопротивленье?
Восстать, вооружиться, победить
Или погибнуть, умереть, уснуть?
И знать, что этим обрываешь цепь сердечных мук
И тысячи лишений, присущих телу!

Но много ли возможностей борьбы с «белыми медведями» было у Монсады? Ситуация в которой оказался Ешуа символизирует позицию самого бога по отношению к его народу и чёрным воронам иудейской религии. В окружении монастыря человеческих чувств, тюрьме свободы наполненной лицемерием, ханжеством и неискренностью у него единственная мысль – убежать на свободу и уничтожить это собрание всех извращений человеческого общежития. Эту точку зрения раскрывает поэма Лермонтова «Мцыри». Попадает же на эту помойку он благодаря своей матери, которая сочла необходимым, чтобы её сын пострадал за её грехи, блуд, приведший к рождению внебрачного сына. В «Елисее» Майкова, евреи так и сравниваются с неверными жёнами из Калинкиного дома. В основе христианского догматизма лежит (не)порочность блудливой жены плотника Иосифа, которая нагуляла себе брюхо и сделала всё возможное, чтобы пожертвовать сыном для спасения своего общественного имиджа. Брата Монсады, который пытался спасти его из лап Чёрного Ворона, убивает Мельмот Скиталец. Если Монсада символизирует «бога», тогда Хуан должен символизировать Ешуа.  Если Монсада символизирует Ешуа, тогда Хуан должен иметь отношение к Иоанну. Окончательное спасение из ГУЛАГа священной инквизиции происходит, когда Мельмот сжигает всю инквизицию и даёт возможность Монсаде сбежать.  Показано, как толпа, разорвавшая в клочья того, кто им не приглянулся, вдруг увидела призрак Монсады парившего в воздухе, когда тот кричал из окна у евреев. Это также отображается на воскресение после суда Пилата в виде призрака и последующее обвинение евреев в том, что это они виновны во всём произошедшем. Мать Монсады, фактически повинная во всём произошедшем, показана в глубоком трауре, однако никакого раскаяния за содеянное у неё при этом не наблюдалось.

Лампада в еврейской хижине, куда попал Монсада, показывает, что время здесь остановилась, и что люди живут лишь воспоминаниями о прошлом. Они вздрагивают при каждом стуке в дверь, ожидая очередного погрома. Старый еврей, который пережил и детей и жену символизирует «Вечного жида», который не может умереть, прежде чем не увидит ожидаемого им «Моше-аха».  Рукопись, с которой знакомится Монсада, описывает, как случилось так, что евреи оказались «избранным народом у бога», что из этого вышло и какие выводы можно при этом сделать. Очевидно, что девушка с именем Иммали, которое созвучно слову immaculate (чистый, идеальный, безупречный) должна означать тот народ, который был избран «избранным». Правда, это не народ сам по себе, а  скорее мечта об этом народе. Её образ рисует кого именно бох хотел иметь себе в помощники.  Знакомство Иммали с Мельмотом произошло в мире мечты — Рае или стране вечного счастья, что символизируется необитаемым островом в океане, где местные жители избрали Иммали себе в богини.

Из «небесного царства» Мельмот «совращает» такую Еву спуститься на землю и это приводит к очевидной трагедии. Встреча Иммали с Мельмотом на острове напоминает встречу Онегина и Татьяны посреди просторов Средней Руси, а появление Иммали в Испании происходит похоже на то, как Татьяна оказывается в Москве. Правда Пушкин качественно и творчески перерабатывает ситуацию, описанную Метьюриным. Брак Иммали с Мельмотом не может быть адаптирован окружающим обществом, поскольку Мельмот никогда не согласится подчиниться законам и традициям любого общества. Перед тем, как он отпустил Иммали страдать на землю, он предложил ей на выбор любую религию. Она сама выбрала христианство, но в любом другом религиозном окружении результат был бы совершенно идентичным. Свадьба Мельмота и Иммали напоминает балладу Бюргера «Ленора», когда жених, который фактически труп, завлекает свою невесту в гроб. Однако «Она была виновна только в том, что любила и поэтому я её прощаю» — так Пушкин предваряет третью главу Евгения Онегина. Имя Исидора, которое приняла «в миру» Иммали ассоциируется с Исидорой Тавенийской или Исидорой Египетской. Девушка жила в монастыре и выполняла самую грязную работу. Её называли глупой,  помешанной и содержали в презрении и уничижении. Однажды к ней пришёл святой старец Питирим. Старец выяснил, что  все в монастыре помешанные и бесноватые, кроме Исидоры и издевались над настоящей праведницей. Это повторяет историю Монсады. После этого девушка не могла больше находиться в монастыре, тайно ушла из него и больше никогда её никто не видел. Это напоминает также события Исхода из Египта. Разница между именем Иммали и Исидорой такова как между мечтой и тем во что эта мечта воплотилась в реальном мире.

Рождение сына от Мельмота очевидно проецируется на рождение Монсады неизвестно от кого. Смерть сына в тюрьме инквизиции, было делом рук самого Мельмота, а не Иммали. Однако, и смерть Иммали и убийство своего сына «шнурком» (или платком?) опять же представлено как доброе дело Мельмота, поскольку в противном случае её ждала бы совсем печальная судьба. Когда Ленский стоит у надгробного памятника отца Татьяны он произносит фразу «Бедный Йорик» очевидно не разделяя тихую жизнь и тихую смерть этого человека. В главе о «двух возлюбленных», Метьюрин показывает, какой бы могла быть жизнь Иммали и соответственно «избранного народа» если бы её сын, и она сама не были бы трагически уничтожены Великим Инквизитором.

Евреи в принципе могут не согласиться с такой трактовкой… как же так, мы не были уничтожены, мы пережили тысячелетия. Суть в том, что «мечта бога об избранном народе» имеет только косвенное отношение к народу евреев. Мечта была действительно уничтожена, как и идея о «моше-ахе» или «сыне этого народа», евреи остались.  Правда у христиан есть свой Хрыстоса, однако какое это отношение имеет к проектам и мечтам самого бога? История Гусмана и семьи Вайнбергов повествует нам об ещё одном подвиге Мельмота. Ситуация, в которой оказались евреи после разгрома Иудейского храма и государства символизируется тем, как Гусман распорядился со своим наследством, не оставив своим родственникам вообще ничего. Евреи оказались в очень печальной ситуации, однако после общения с Мельмотом нашлось новое завещание, и семья получила всё состояние Гусмана. Изначально христианство, которое унаследовало всё состояние еврейского бога, умершего вместе со своим храмом, развивалось и пропагандировалось именно иудо-христианами.  Они ничем не отличались от евреев, и в хижине  первых иудо-христиан  действительно могла находиться лампада, которую они сами и придумали. Разве вручение христианства, как потерянного наследства для нуждающихся может быть названо «добрым поступком»?

Молодой Джон Мельмот сталкивается со Скитальцем на скале, когда тот стоит «скрестив на груди руки» во время шторма. Это транслируется у Пушкина в маленькой трагедии «Сцена из Фауста». Мефистофель обсуждает с Фаустом общую проблему скуки, которая неизбежно приходит, если человеку становится возможным всё. От скуки он топит торговый корабль с модной болезнью.  Когда молодой Мельмот хочет подойти к  Скитальцу, то срывается со скалы и падает в море. После этого он чудесным образом оказывается спасен и выслушивает всю историю Монсады. В конце книги, Мельмот Скиталец  умирает. На берегу моря остаются молодой Мельмот с Монсадой, при этом у Мельмота в руках оказывается платок Мельмота Скитальца. Это может символически говорить о том, что последний «добрый поступок» Мельмота Скитальца заключался в том, что он пожертвовал собой ради того, чтобы молодой Мельмот и Монсада заняли его место со всеми вытекающими из этого последствиями. При этом очевидно, что молодой Мельмот занял место Скитальца не по своему желанию, а как результат очередного и последнего «спасения» от его древнего предка. Смерть Мельмота Скитальца связана со смертью дяди и получением своеобразного «наследства». Это повторяет эпиграф к книге Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы».

Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Иоан.12:24

Интересен также последний сон Мельмота Скитальца.  Он срывается со скалы и мимо него проносятся те, кому он сделал «добро» в жизни – Стентон вышедший из психбольницы, Иммали пострадавшая за любовь, Вайнберг получивший наследство и Монсада надевший шапку-невидимку после избавления от удушья Чёрных Воронов. Поскольку теперь его место занимает молодой Мельмот, то за спасение от падения со скалы – он также по логике вещей должен спасти от  Скитальца вытащив его из огненной пучины, плещущейся об адамантовую скалу, оправдав его в глазах человечества.

У меня с детства весь роман Евгений Онегин ассоциировался со знаменитой фразой «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог». Но, я никогда не знал, что именно стоит за этой поездкой молодого Евгения и какое именно наследство «от дяди» он при этом получает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *