«Повести Белкина». Эпиграф к творчеству Льва Толстого.

Маргарита и Азазелло. Кадр из фильма «Мастер и Маргарита».

О чём рассказывают повести Белкина?Анализ повести А.С. Пушкина «Барышня — крестьянка». Анализ повести А.С. Пушкина «Станционный смотритель». Анализ повести А.С. Пушкина «Гробовщик». Анализ повести А.С. Пушкина «Метель». Анализ повести А.С. Пушкина «Выстрел».

Пьяной горечью Фалерна[1]
Чашу мне наполни, мальчик!
Так Постумия[2] велела,
Председательница оргий.
Вы же, воды, прочь теките
И струёй, вину враждебной,
Строгих постников поите:
Чистый нам любезен Бахус.

А.С. Пушкин «Из Катулла»

О чём рассказывают «Повести Белкина»?

«Повести Белкина» были написаны Пушкиным во время «первой болдинской осени» за два месяца: в сентябре и октябре 1830 года. Тогда же были написаны «Маленькие трагедии», «Домик в Коломне», восьмая глава Евгения Онегина и несколько стихотворений, включая «Бесы». Говорят, что если бы Пушкин больше вообще ничего не написал, то уже бы прославился как гениальный писатель.

Пушкин никогда не рассматривал произведения «болдинской осени» как единый и законченный проект не смотря на то, что всё созданное в этот период носит в его творчестве особо важное значение. «Маленькие трагедии» можно рассматривать как расширенный эпиграф к творчеству Достоевского. Поэма «Домик в Коломне» описывает, каким образом может быть достигнут главный урок авраамических религий, если бог, из служанки и вспомогательного средства в деле любоначалия религий, вдруг превратится в живой и мыслящий объект. Страшно впасть в руки бога живаго![3] Но, история возникновения авраамических религий и в первую очередь христианства – это история одного единственного народа. Если в Ветхом или Новом завете и встречаются представители неиудейской национальности, то только во вспомогательных целях. Если «Маленькие трагедии» имеют отношение к самым общим понятиям нравственности, то «повести Белкина» делают акцент на общественных вопросах, имеющих в частности отношение к возникновению авраамического триплета и самого иудейского народа. «Каменный гость» и «Идиот» акцентирует внимание на абстрактной роли кумиров и мёртвых образов, а «повести Белкина» рассматривают значение кумиров в применении к истории и обществу.

Современные «евреи» считают себя правопреемниками древнего иудейского народа: каждый вправе верить во что угодно, если при этом он не мешает жить другим, но если мой бог завещал мне территорию штата Мэн, США в безраздельное пользование, как я смогу это объяснить его жителям? Тех самых иудеев сегодня не существует: библия рассказывает историю мёртвого народа. К «тому» народу сегодня невозможно провести ни прямой генетической ни психологической линии.

Отвечает ветер буйный, —
Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места;

Интересна концепция, связанная с историей нимфы Эхо. Лишенная собственного голоса, она могла только повторять чужие слова. Ямба или «панночка» была её дочерью от лесного бога Пана. Так называется любимый стихотворный размер Пушкина. «Панночка» возникает в рассказе Гоголя «Вий». Пророческая литература в религиях может только повторять, что ей говорят, без права собственного голоса. Это можно назвать своеобразной объективностью: написанное писателем произведение, не имеет к самому писателю никакого отношения.

Общий эпиграф ко всем повестям Белкина взят из комедии Фонвизина «Недоросль». В религиозной литературе и в церковных богослужениях принято восхвалять бога и его творения. Но если богу самому захотелось прокомментировать своё творчество, стал бы он себя хвалить? Вряд ли, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится[4]. В комедии «Недоросль», Скотинин хочет жениться на молодой девушке Софье только потому, что в её деревнях много свиней, а «до них он большой охотник». Митрофанушка, который тоже думал жениться на Софье: «не хочу учиться, а хочу жениться», стал символом бездарности в литературе.

Г-ж а П р о с т а к о в а. То, мой батюшка, он еще сызмала к историям охотник.
С к о т и н и н. Митрофан по мне.

У Митрофана своеобразное мышление. Он, например, считает, что слово «дверь» — «прилагательное», потому что «приложена к своему месту». Другая дверь, у чулана, шестую неделю стоит не навешана, потому она у него пока существительное. «Повести Белкина» высмеивают штампы и стереотипы в искусстве, но не только: это сложное, образное, символическое произведение.

Созданная Пушкиным вместе с остальными повестями Белкина, «История села Горюхина», обыкновенно не включается в их число. Можно рассмотреть эту «историю», как дружеский шарж на священную историю в библии. Маленькое село ставится в центр Вселенной, переживает и «золотой век» и «век упадка». Незначительные факты раздуваются автором до планетарных масштабов, а реальных проблем крестьян он не замечает. Интересно, что фамилия «Белкин» русско-еврейская. Окончание «-кин» характерно для обоих народов. Историю своего села Белкин начал после смерти родителей, вступив во владение имением и найдя старые листки календаря с записями своих предков. Это перекликается со второй главой «Евгения Онегина»:

Онегин шкафы отворил:
В одном нашел тетрадь расхода,
В другом наливок целый строй,
Кувшины с яблочной водой
И календарь осьмого года:
Старик, имея много дел,
В иные книги не глядел.

Рассказ не был закончен, но в черновиках сохранился план рукописи. В конце плана идёт краткое резюме: «Была богатая вольная деревня / Обеднела от тиранства / Поправилась от строгости / Пришла в упадок от нерадения…»

Законы, по которым живёт и развивается реальная жизнь, значительно сложнее красивых романов со счастливым концом. Что эффектно на бумаге, сериале или телешоу при перенесении в действительность может привести к трагическим последствиям. Пушкин считал свои повести слишком легковесно-водевильными и поэтому даже не хотел публиковать под своим именем. В письме Петру Александровичу Плетневу от 9 декабря 1830 г. Пушкин в частности пишет:

Еще не всё (весьма секретное) (для тебя единого). Написал я прозою 5 повестей, от которых Баратынский ржет и бьется — и которые напечатаем также Anonyme. Под моим именем нельзя будет, ибо Булгарин заругает.

Баратынский «ржал и бился», поскольку хорошо понимал, что «Повести Белкина» это пародия на сентиментализм. Сегодня, «бульварные» романы хорошо вписываются в конъюнктуру индустрии ширпотреба и если бы Баратынский взглянул на какой-нибудь современный телесериал, то ему было бы уже не до смеха. В предисловии к повестям, Пушкин пишет «надеемся, что публика оценит их искренность и добродушие»:

Иван Петрович вел жизнь самую умеренную, избегал всякого рода излишеств; никогда не случалось мне видеть его навеселе (что в краю нашем за неслыханное чудо почесться может); к женскому же полу имел он великую склонность, но стыдливость была в нем истинно девическая. Примечание Пушкина: следует анекдот, коего мы не помещаем, полагая его излишним; впрочем, уверяем читателя, что он ничего предосудительного памяти Ивана Петровича Белкина в себе не заключает.

Какого типа анекдот Пушкин мог иметь здесь в виду? Вполне подходят «Бедные люди» Достоевского, написанные через 17 лет после «Повестей Белкина», в 1847 году. Стыдливость Макара Девушкина была истинно девическая и к женскому полу он имел великую склонность. Повести писались Пушкиным не в том порядке как в конечном итоге они вошли в окончательный текст, Пушкин не предполагал какой-то определённый порядок. Взятые в окончательном виде, повести можно спроецировать на темы трёх романов Льва Толстого: «Война и мир», «Анна Каренина» и «Воскресение»; с этой точки зрения их можно считать своеобразным расширенным эпиграфом к творчеству Льва Толстого.


«Выстрел». Как бы поступил рядовой Борисов?

— Стреляйте, не держите противника! — прокричал в чрезвычайном волнении Маврикий Николаевич, видя, что Ставрогин как бы забыл о выстреле, рассматривая с Кирилловым шляпу. Ставрогин вздрогнул, поглядел на Гаганова, отвернулся и уже безо всякой на этот раз деликатности выстрелил в сторону, в рощу. Дуэль кончилась.

Ф.М. Достоевский «Бесы».

Один мой приятель однажды рассказал, что его поражает невозмутимость кошки перед лающей на неё собакой. Собака может вся известись, наблюдая нежащегося на солнышке кота, не обращающего на собаку почти никакого внимания. Собаку раздражает не сколько вид кошки, сколько её совсем не собачий характер. Кажется, кошке просто нравится привлекать внимание: своим равнодушием она может довести собаку до ручки. Как то ради любопытства я хотел найти в Москве офис одной не правящей партии. Случайно, я зашёл не туда и увидев двух мужчин в костюмах, белых рубашках и галстуках, спросил про партию. Они только улыбнулись и заметили, что таких зверей здесь не водится. Это был то ли банк, то ли инвестиционная компания. Когда же я подошёл к настоящему офису, но из него вышел разгорячённый человек, немедленно предложивший мне следовать за ним на демонстрацию в центре города. Тут уже в ответ на его предложение улыбнулся я. Этот случай хорошо демонстрирует разницу между материальными принципами и душевным наполнением. Жрецы «хлебов», «чуда» и «меча кесаря» с улыбкой смотрят на проявления чувственности. Говорят, что в азартных играх при прочих равных способен выигрывать лишь тот, кто соблюдает полнейшее хладнокровие. Онегин на дуэли с Ленским тоже проявляет характер удачливого молодого человека, плюющего вишнёвыми семечками перед лицом горячего соперника.

Сказки о богах и похождениях внеземных сил используются жрецами «чуда» и «хлебов», потому что это выгодно. Муза сказаний резвится как вакханочка неся свои дары к их «пирам». Если бы использование таких сказок не поддерживалось любоначалием, змеёй сокрытой сей, кому бы были нужны все эти сказки? Но, не захочется ли сказочнику рано или поздно смутить весёлость этих «пиров», как в стихотворении Лермонтова «Как часто, пестрою толпою окружен…»?

Когда ж, опомнившись, обман я узнаю
И шум толпы людской спугнет мечту мою,
На праздник незванную гостью,
О, как мне хочется смутить веселость их
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью и злостью!..

Предположим, что монах маленького буддистского монастыря, затерянного среди Тибетских гор, вдруг оказался в христианском городе с кучей церквей, костёлов и кирх или же в мусульманском городе с мечетями и минаретами. Должен ли он завидовать силе и могуществу его оппонентов и таить в себе желание мести по уничтожению всего этого (как он полагает) хлама? Холодные монстры ничего не знают и знать не хотят. Буддистским монахам не свойственно болезненное и неудовлетворённое самолюбие, они вряд ли будут посвящать свою жизнь доказательству собственной правоты и величия, но что сказать о других? Психологию странной мести, нарисованной в повести «Выстрел», анализирует Достоевский в повести «Записки из подполья».

Всю жизнь, в отличие от своего соперника, Сильвио мучается, потом благородно даёт своему противнику графу возможность стрельнуть ещё раз, и великодушно прощает, прострелив картину с изображением Швейцарии, положив пулю точно туда, куда промахнулся его соперник. Граф при этом фактически продолжает «плеваться косточками». Рядовой Борисов из одноимённой песни В.С. Высоцкого действует совсем по-другому. Для него всех этих сложностей не существует. Однажды герой стихотворения поссорился с коллегой, который на крик души: «Оставь её» начал шутить. Борисов скоро обид не забывает и когда пришла его очередь «шутить», стоя на карауле, он убивает соперника строго по уставу: отвечая хладнокровием на хладнокровие.

— Бросьте, рядовой, давайте правду,
Вам же лучше,
Вы б его узнали за версту.
— Был туман, узнать не мог, темно,
На небе тучи. Кто-то шел,
Я крикнул в темноту.
! На первый окрик: «Кто идет!»
Он стал шутить.
На выстрел в воздух — закричал:
«Кончай дурить!»
Я чуть замешкался,
И не вступая в спор,
Чинарик выплюнул
И выстрелил в упор.

По отношению к личности, общество выступает как один большой холодный и безразличный «Каменный гость», по крайней мере в шестой главе Евгения Онегина это было именно так. В единоборстве с враждебным обществом индивидуальность обыкновенно гибнет, но это не всегда так. Александр Македонский за десяток лет военными походами создал империю, простиравшуюся от Египта до Индии. По словам Юстина, «не было ни одного врага, которого он бы не победил, не было ни одного города, которого бы он не взял, ни одного народа, которого бы он не покорил». Благодаря деятельности Великого Александра эллинистическая культура распространилось на огромной территории. Военные походы Мухаммеда поведали третьей части населения земли истории Ветхого завета. Анализу военных действий Наполеона, в частности, посвящена книга Льва Толстого «Война и мир». Противником таланта Наполеона в России оказалось вся страна, каждая деревня и каждый куст. Он проиграл войну, не проиграв ни одного сражения! Ленский сражался не с Онегиным, как и Наполеон сражался не с Александром I или Кутузовым. Когда всё общество, весь народ выступает в качестве одного «Каменного гостя», то его победить невозможно никакому великому гению, это самая сильная сила и хорошо, когда эта сила действует во благо. «Каменный гость» ассоциируется с «Медным всадником»:

Ужасен он в окрестной мгле!
Какая дума на челе!
Какая сила в нем сокрыта!
А в сем коне какой огонь!
Куда ты скачешь, гордый конь,
И где опустишь ты копыта?
О мощный властелин судьбы!

«Метель» на Руси — страшное дело…

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.
И странной близостью закованный
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Александр Блок «Незнакомка»

Эпиграфом к повести «Метель», Пушкин взял строки из баллады Василия Жуковского «Светлана». В отличие от бургеровской «Леноры» Светлана скачет с мёртвым женихом лишь во сне. Проснувшись, девушка встречает своего жениха целым и невредимым.

Здесь несчастье — лживый сон.
Счастье — пробуждение.

Что движет развитием цивилизации? Может ли случайное событие, скажем выбора веры, повлиять на возникновение нового народа? Образ девушки, ждущей неизвестно кого, ассоциируется с одним из постулатов иудаизма, сообщающем, что к евреям обязательно должен прийти некий «мошиах», которого они ждут как христиане «второго пришествия». Сегодня не существует однозначного ответа на вопрос, как и при каких обстоятельствах возникли евреи «ашкенази», внешность которых почти не отличима от европейской, но не секрет, что ашкенази в Палестине на фоне арабских народов выглядят «белой вороной». Ситуация, описанная Пушкиным в повести «Метель», может в частности проиллюстрировать «славянскую» гипотезу происхождения евреев ашкенази. Согласно «славянской гипотезе», новый народ, мог возникнуть только лишь благодаря принятию несколькими деревнями на Нижней Волге религии талмудического иудаизма по образу и подобию русского старообрядчества.

Старообрядчество на Руси возникло, как протест против церковных реформ Никона. Общины староверов носили замкнутый характер и располагались часто в отдалённых и труднодоступных областях. Развитие старообрядческого поселения могло начаться от одной фанатично настроенной семьи, способной перевести в свою веру весь район. По такому принципу в XVIII веке возникла община староверов в районе, где находится моей дачный посёлок и я хорошо изучил этот вопрос. Некоторые скиты находились глубоко в лесах и сейчас определить их точное положение не так просто, но вполне возможно. Эти старообрядцы были федосеевцы беспоповцы и во всей округе не было ни одной церкви.

В IX-X веках, на Нижней Волге сосуществовали Хазарский каганат, исповедовавший иудаизм, и зарождающееся славянское государство, в процессе принятия византийского христианства. Можно предположить, что небольшая часть славян нижней Волги могла принять иудаизм и назвать себя «евреями». Медицинские исследования редких генетических заболеваний ашкенази говорят о наличии некого «бутылочного горла»: все современные ашкенази произошли от 300-400 человек, живших несколько сотен лет назад. Это размер нескольких деревень. Хазары были тюрки и поэтому они не могут быть предками ашкенази. Но, регион Нижней Волги в те далёкие времена населяло много разных народов, включая и татар, и армян. Не исключено, что характерные признаки еврейской внешности ашкенази, отличающие их от обычных европейцев, возникли в результате смешения нескольких народов и прежде всего славян, что определило их «европейский характер».

Замкнутый характер общины и строгий запрет на перекрёстные браки, создал ашкенази такими, как они известны сегодня. Книга израильского историка Шломо Занда «Кто и как изобрёл еврейский народ» славянской гипотезе не противоречит. Согласно религии иудаизма, страной евреев является «обещанная земля завета». После нашествия монголо-татар, не имея никакой связи со Средней Русью, общины ашкенази были оттеснены на запад. Так возникла европейская диаспора, говорившая на языке идиш, созданным под влиянием немецкой фонетики и использовавшим для написания древнееврейский алфавит. В мире существует очень много микроэтносов, которые хотят называть себя «евреями»: например в США есть чернокожие евреи… Быть «избранным» очень приятно для удовлетворения своего самолюбия.

Не исключено, что первоначальное возникновение евреев протекало по аналогичному сценарию. Раскольники от Древнего Египта поселились в Иудейских горах и создали зародыш иудейской веры. Спасаясь от преследований всевидящего глаза египетских пашей, они переселились на территорию древнего Израиля и Иудеи. Ожидание неизвестного «суженого» привело к событиям, на основании которых возникло христианство. Но не оказался ли этот долгожданный жених мертвецом и не умыкнул ли он народ древних иудеев в могилу, как это случилось в балладе Бургера «Ленора»? Кстати, в повести «Метель» полковник Бурмин обладал «интересной бледностью» — слова выделены Пушкиным.


«Гробовщик». Дума о реинкарнации.

Так кто есть кто, так кто был кем? — мы никогда не знаем.
Кто был ничем, тот станет всем — задумайся о том.
Быть может, тот облезлый кот — был раньше негодяем,
А этот милый человек — был раньше добрым псом.

В. С. Высоцкий «О переселении душ»

«Давайте выпьем за здоровье тех, на кого мы работаем, наших клиентов!» — так звучит тост, прозвучавший в повести. Гробовщик при этом должен выпить за здоровье мертвецов. Пить за здоровье мертвецов, считающихся «Живее всех живых», предлагают многие религиозные системы. Во время евхаристии, главного христианского таинства, возникшего из митраистских оргий начала первого века, прихожане едят плоть и кровь своего вождя. Образ умирающего и воскресающего бога встречается во многих религиях. Центральным праздником в христианстве считается воскресение Иисуса, хотя в поэме «Великий Инквизитор» у Достоевского показано, что не такой уж это и праздник.

Воскресение мёртвых «в конце времён» является непременным атрибутом авраамических религий и естественным законом природы в буддизме и индуизме. Правда, признание реинкарнации в духе индуизма может действительно привели к «концу времён» для многих религий, лишая смысла их фундаментальные теологические установки. Предположим, что те мертвецы, во имя которых работают отдельные религии, вдруг оживут и продемонстрируют, себя в реальных исторических условиях. Для религий всё живое ненавистно, поскольку мешает жить. Если можно будет объективно изучить психологический портрет Давида, Мухаммеда, Моисея, Иисуса, богородицы и прочих, кому они тогда будут нужны кроме науки?

Большинство религий верит в существование бога, но если из сказочника, он превратится в учёного и ясно покажет кем в реальности были люди, взятые за основу для создания той или иной религии? Богородица может превратиться в спасителя Франции Жанну Д’Арк, а святой Пётр стать символом борьбы науки против религиозного мракобесия в виде Джордано Бруно. Гробовщику в повести Пушкина приснилось, как все его мертвецы встали из гробов. В известной песне В.С. Высоцкого есть строки:

Вот мурашки по спине смертные крадутся,
А всего делов-то мне было, что проснуться.
Что сказать, чего боюсь? А сновиденья тянутся,
До того, что я проснусь, а они останутся.

Эпиграфом к «Гробовщику» Пушкин взял строки из оды Державина «Водопад». Течение одной части реки переходит в другую через резкий ступенчатый переход… который может символизировать переход к новой жизни после смерти: когда царь может превратиться в раба и наоборот.


«Станционный смотритель». «Sta viator!»

Не спрашивай, за чем унылой думой
Среди забав я часто омрачён,
За чем на всё подъемлю взор угрюмый,
За чем не мил мне сладкой жизни сон;

А.С. Пушкин «К ***» 1817

Эпиграфом к повести «Станционный смотритель» Пушкин взял слова из стихотворения Петра Вяземского «Станция». В свою очередь Вяземский взял эпиграфом к «Станции» фразу из латинской эпитафии: «Sta viator! Стой, путник!» Это выражение можно встретить на могильных плитах. В стихотворении Вяземского встречается также цитата из Данте:

Nessun maggior dolore,
— Che ricordarsi del tempo felice
Nella miseria…[5]

Эти же строки были взяты эпиграфом к первой части поэмы Козлова «Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая», где рассказывается как девушка из изгнания, тайно, возвращается в собственное имение, чтобы вспомнить прошлое. У современной французской певицы Mylene Farmer есть клип на песню «Regrets» (Сожаления). Песня спета дуэтом с Жаном-Луи Мюра. Клип снят на заброшенном еврейском кладбище в Венгрии. Используется чёрно-белая плёнка. Молодой человек приезжает на кладбище на мёртвом трамвае и встречает там девушку. Они проводят некоторое время вместе, потом она исчезает. Мужчина уезжает обратно. Этот клип может иллюстрировать настроение и идею, описанную в «Станционном смотрителе» без необходимости привлечения российского колорита. У Пушкина повествование ведётся от Белкина, случайно ставшего свидетелем этой истории во время своих путешествий. В пояснениях Пушкин указал, что Белкин услышал эту историю от девицы К. И. Т.

Молодая девушка Дуня живёт на маленькой почтовой станции со своим отцом, «диктатором почтовой станции», одним из тех, кого в русской литературе называют «маленькими людьми». Девушка красива и ей пора замуж, но как в такой глуши она может найти себе жениха? В неё влюбляется проезжий офицер, ротмистр Минский, оказавшийся на почтовой станции проездом из Смоленска в Петербург. Отношения Минского и Дуни напоминают похожую ситуацию из «Бесприданницы» Островского. Девушка нужна офицеру для развлечений, и он вряд ли думал на ней женится. В реальной жизни, Дуня не смогла бы вернуться поплакать в отцовский дом на карете с шестью лошадьми, с тремя маленькими барчатами и с кормилицей, и с черной моською. Скорее всего, без связей и навыков, она бы закончила свою жизнь в публичном доме, как Катерина Маслова из «Воскресения» Льва Толстого или утопилась, как Бедная Лиза из рассказа Карамзина. Но какая сентиментальная повесть бывает без счастливого конца?

В романе Льва Толстого «Анна Каренина», женщина, ведущая стабильную супружескую жизнь и занимающая солидное положение в обществе, влюбляется в молодого офицера. Эта любовь заставляет её забыть и про семью, и про общество. Выведенная из своей привычной среды, она гибнет не в силах продолжать свои неоднозначные отношения с офицером и из-за невозможности вернуться обратно в свой старый мир. Развал СССР и гибель «исторической общности» «советского народа» произошёл после того, как в СССР было разрешено частное предпринимательство. Капитализм так относился к старой социалистической системе, как Вронский относился к мужу Анны Карениной. Другого конца у «советского народа» быть не могло. Когда в начале нашей эры, после разрушения Второго Храма, среди иудеев стало распространяться христианство, «тому самому народу» не было никакой возможности сохраниться. В своей книге «Кто и как изобрёл еврейский народ» Шломо Занд не делает акцента на том, кто и как убил этот народ. По аналогии с историей СССР, всё может быть объяснено довольно просто: Иудею опустошило массовое принятие христианства. Никаких запретов селиться около разрушенного храма (на маленькой почтовой станции) не было. Зачем христианам «царствие земное», если они ищут спасения «в царствии небесном»? Евангелия, созданные на разговорном древнегреческом и ориентированные прежде всего на греко-римское мифологическое сознание, предназначались для греко-римской цивилизации: Египта и Рима. Столицей христианства стал Рим, а не Иерусалим. Зачем Паратову Лариса Дмитриевна, если он решил женится за золотых приисках? Но как Лариса Дмитриевна может не полюбить Паратова и как Паратов может избежать искушения развлечься с нею?

Я словно бабочка к огню
Стремилась так неодолимо
В любовь волшебную страну
Где назовут меня любимой
Где бесподобен день любой
Где не страшилась я б ненастья
Прекрасная страна любовь страна любовь
Ведь только в ней бывает счастье[6].

Естественным желанием человека является его стремление к свободе. Если что-то или кто-то так или иначе ограничивает свободу человека с позитивными (как ему кажется) или откровенно негативными целями, человек будет мечтать об освобождении и как только ему представляется такая возможность — то он ею воспользуется. Анна Каренина решила освободить свои чувства, закованные в семейные кандалы, связью с Вронским. Дуня из «Станционного смотрителя» была готова убежать от своего отца «диктатора» куда угодно, только бы уехать со своей станции. Как сообщил потом кучер — она всю дорогу плакала, но ехала совершенно добровольно.

В повести Достоевского «Бедные люди», Макара Девушкина можно сравнить со станционным смотрителем, а ротмистра Минского с «господином Быковым». Любимой книгой Девушкина были повести Белкина, оставленные ему Варенькой, он любил сравнивать себя с отцом Дуняши.

Развитие христианства привело к возникновению новой цивилизации, сформировавшей культуру на большей части планеты. Христианские паломники со всего мира приезжают на «Святую землю», посмотреть где всё это началось «в карете в шесть лошадей». На протяжении двух тысячелетий, в своих проповедях, последователи иудаизма мечтали вернуться «домой». Их возвращение на «Promised land» после Второй Мировой Войны было отнюдь не в карете в шесть лошадей, хотя на «могиле отца» у Восточной стены иудейского храма они поплакали вволю.


Социальные противоречия «Барышни — крестьянки».

А была она солнышка краше.
Каждым утром по-царски легко
Выпивала стакан простокваши,
Отвергала пятьсот женихов.
Бились ядра о черные скалы,
Гренадеры топтали жнивье…
Три великих страны воевало
За прекрасные губы ее.

Юрий Визбор «Лирическая диалектическая»

Я ласточка твоя, Психея…

Марина Цветаева «Психея»

Эта история начинается с Гомера. В древнегреческой мифологии, Психея (в переводе с древнегреческого «душа», «дыхание»), символизирует душу человека. Миф о Психее был разработан Апулеем в его романе «Метаморфозы». В восьмой главе «Евгения Онегина», Пушкин заметил, что в начале своего творческого пути, в отличие от Цицерона, Апулея он читал очень охотно. У Пушкина творчество Апулея символизирует далёкий от реальной жизни сентиментализм. В четвёртой главе «Евгения Онегина», описывая романтический настрой Ленского, Пушкин отмечает, что о реальной стороне супружеской жизни: «хлопотах, печали, хладной чреде зевоты» Владимир никогда не думал.

Меж тем как мы, враги Гимена,
В домашней жизни зрим один
Ряд утомительных картин,
Роман во вкусе Лафонтена…
Мой бедный Ленский, сердцем он
Для оной жизни был рожден.

Позаимствовав сюжет от Апулея, Лафонтен написал прозаическую повесть «Любовь Психеи и Купидона». Книга произвела большое впечатление на русского писателя И. Ф. Богдановича, создавшего в 1773 году на основе того же сюжета поэму «Душенька». История царевны, ставшей женой бога, наверняка могла понравится правившей тогда Екатерине II. Эпиграфом к повести «Барышня-крестьянка», написанной в стиле водевиля, Пушкин взял строки именно из этой поэмы Богдановича. Гуляя по райскому саду Амура, Душенька видела на стенах картины самой себя, нарисованной в самых разных видах:

Везде ее портреты
Являлись по стенам,
В простых уборах и нарядах
И в разных платьях маскарадных.
Во всех ты, Душенька, нарядах хороша
По образу ль какой царицы ты одета,
Пастушкою ли где сидишь у шалаша,
Во всех ты чудо света,
Во всех являешься прекрасным божеством,
И только ты одна прекраснее портрета.

В повести «Барышня-крестьянка» два помещика не ладили между собой из-за культурно-традиционных предпочтений. Дочь одного из них, Лиза решила познакомиться с сыном другого, Алёшей. Ссора родителей не позволяла девушке с ним встретиться. Однако, её служанка, Настя рассказала, что для слуг ссора помещиков не имеет никакого значения: слуги общаются совершенно свободно и по-простому. Раз так, Лиза решила переодеться в крестьянку и в таком виде познакомиться с Алёшей. Алёша полюбил крестьянку и когда она вновь предстала перед ним в дворянском виде, всё закончилось хэппи-эндом. Понятно, над чем здесь шутил Пушкин.

В начале XIX века между простыми крестьянами и их хозяевами лежала пропасть, узаконенная «крепостным правом». В стихотворении «деревня» Пушкин поясняет:

Везде Невежества убийственный Позор.
Не видя слёз, не внемля стона,
На пагубу людей избранное Судьбой,
Здесь Барство дикое, без чувства, без Закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь Рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого Владельца.
Здесь тягостный ярем до гроба все влекут,
Надежд и склонностей в душе питать не смея,
Здесь девы юные цветут
Для прихоти бесчувственной злодея.

Если верна гипотеза о реинкарнации, то господин в одной жизни может родиться бедняком в другой. Душа хороша во всех нарядах и одетая дворянкой и крестьянкой, но общество живёт по законам, когда одежда полностью определяет характер и качество жизни человека. Мечтой многих философов с самых древних времён было построение общества, где бы материальное неравенство отсутствовало.

Имя главной героини «Лиза» в русской литературе ассоциируется с «Бедной Лизой» Карамзина. Богатые и бедные не могут встать на один уровень социальной лестницы. Любить служанку и любить равную себе далеко не одно и то же. Общество не допускает мезальянс. В социальной инфраструктуре, человек не столько человек, сколько то, кем его считают и сколько он стоит. В романе «Воскресенье» Львом Толстым описана вполне реалистичная история. Катерина Маслова была дочерью незамужней дворовой женщины. После смерти матери, её на воспитание взяли две помещицы. Когда Катя выросла полугорничной, полувоспитанницей. Её соблазнил князь Нехлюдов, приехавший погостить к своим тётушкам. В последний день, прощаясь с девушкой он, в традициях романа Карамзина, сунул ей сторублёвую бумажку. Уйдя от помещиц, Маслова перебралась в город и после ряда неудачных попыток найти работу, оказалась в публичном доме.

Имя Алёшиной собаки Сбогар. В романе Шарля Нодье так зовут благородного разбойника, грабящего богатых, чтобы помочь бедным. Эта тема развивается Пушкиным в романе «Дубровский». И Сбогар и Дубровский имеют прекрасный романтический имидж «народных героев». Драматические события гражданской войны в России с её лозунгами «грабь награбленное», «экспроприация экспроприаторов», «мир — народам, земля — крестьянам, заводы – рабочим», были не столь романтичны.

Изменение социального статуса может резко изменить отношение к человеку. Так произошло в книге Достоевского «Идиот», когда князь Мышкин получил большое наследство. Творчество Пушкина, да и вся русская классическая литература может иметь значительно более высокий статус, чем полагают сегодня. Литературу, которая используется разными идеологическими системами в своих целях, можно сравнить со служанкой. Но предположим, из служанки русская литература превратится в величавую и небрежную законодательницу зал, и сама станет объяснять ключевые вопросы философии и социальной психологии «из первых рук». Понравится ли это тем, кто интересуется русской литературой сегодня? Кухарку даром нанимать опасно

Примечания

    1. В романе Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», Азазелло заметил, что Фалернское – это то самое вино, которое пил прокуратор Иудеи.
    2. Постумия – в Древнем Риме дочь, родившаяся после смерти отца.
    3. Послание к евреям 10:28-31
    4. Евангелие от Луки 14:11
    5. Нет ничего горестнее, как вспоминать в бедствии о благополучном времени». Данте, «Божественная комедия» 5-я песнь (ит.)
    6. Стихи Э.Рязанова к фильму «Жестокий романс».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *