Символика «Троицы» Андрея Рублёва

«Троица». Андрей Рублев. Третьяковская галерея.

Что конкретно изображено на иконе Андрея Рублёва «Троица»? Благовещение о новом народе. Беседа трёх святителей. Легенда о трёх богатырях. Русский Иисус или русский Моисей?

17. И сказал Господь: утаю ли Я от Авраама, что хочу делать!
18. От Авраама точно произойдет народ великий и сильный, и благословятся в нем все народы земли…

Книга Бытие 18:17,18

Юрий Дмитриевич был тем самым сыном Дмитрия Донского, кого в 1375 году крестил Сергий Радонежский в Переславле-Залесском. В соответствии с уставом Православной церкви чернец крестить права не имеет. Это могло говорить о том, что само крещение могло быть лишь предлогом для поездки Сергия в Переславль. Именно тогда, в 1375 году, великий князь Дмитрий собирал всех князей Руси на сход, чтобы выработать совместную стратегию противодействию Орде и вполне вероятно, что именно там было впервые официально прочитано «Слово о полку Игореве» перед всеми князьями. Не исключено, что Сергий специально подготовил самую главную былину своей жизни именно для этого события. Не смотря на то, что Владимир Высоцкий был так горячо любим своим народом что его песни можно было услышать из каждого окна во всех городах СССР, он официально на телевидении был записан всего один раз незадолго до своей смерти. Но только князю Юрию Дмитриевичу было суждено в будущем прославить Сергия, оставив память о нём для потомков. Сергий до конца остался для него кумиром и любимым поэтом, не смотря на ту опалу, в которой возможно тот оказался после страшной трагедии на Куликовом поле и последующем разгроме Руси, который учинил в 1382 году Тохтамыш[1].

Юрий Дмитриевич построил каменный храм в Троицкой обители, финансировал написание «Задонщины» Софонием и «Жития Сергия Радонежского» Епифанием. Фонетическая схожесть их имён и примерно одинаковое время написания «Жития» и «Задонщины» может говорить о том, что за этими псевдонимами скрывается один и тот же человек. Особые обстоятельства жизни и творчества Сергия заставили их писать под псевдонимами, выбирая разные псевдонимы для «Жития Сергия Радонежского» и «Задонщины». Этот писатель выбирал себе псевдонимы по названиям населённых пунктов рядом с местом, где проходила Куликовская битва. Имя Софоний было выбрано по названию села Сафоново, ныне деревня Сафоновка, а псевдоним Епифаний выбран по деревеньке Епифань, ныне город Епифань. Интересно, что гербом города Епифань являются «три былины конопляныя» — ещё одна «Троица».

Щитъ, поле серебряное с черною внизу землею, изъ которой вырастают три былины конопляныя, показуя, что окружности сего города, между прочими произведенiями, изобилуютъ въ конопляхъ.»
Герб города Епифань

В иносказательном смысле конопля ассоциируется с фантазиями, имеющими мало общего с реальностью.

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.
О всех ушедших грезит коноплянник
С широким месяцем над голубым прудом.[2]

В самом интересном предании о Епифани, говорится о неком настоятеле «Свято-Успенского Феодосьева-на-Дону монастыря, игумене Епифании», который накануне Куликовской битвы отправил всех своих иноков в войско Дмитрия Донского, а когда пришли литовцы, старец сказал им, что ни московского, ни татарского войска, здесь не было. Игумен задерживал у себя воинов Ягайло три дня. Когда будущий польский король узнал о победе русских воинов и понял истинную причину гостеприимства и хлебосольства игумена, то «в неистовой ярости и бессильной злобе» приказал обезглавить старца. Это предание легло в основу одной из версий о происхождении названия местности, а потом и самого города, Епифань.

О реальных Епифании и Софонии не известно ничего кроме факта создания ими соответствующих (конопляных) произведений, но судя по всему, это был один и очень талантливый древний писатель, недаром названный премудрым.

Князь Юрий Дмитриевич смог где-то достать список «Слова о полку Игореве», возможно из глубоких великокняжеских запасников, и поместить в самое надёжное место — возможно в Ростов в Григорьевский затвор, где очень хорошо помнили своего земляка. Благодаря этому «Слово» каким-то чудесным образом смогло дойти до нашего времени. Юрий Дмитриевич также финансировал роспись нового каменного храма в Троицком монастыре, что поручил Андрею Рублёву. Я не сомневаюсь, что символика «Троицы» Рублёва, прежде всего, обсуждалась самим князем, и возможно именно из-за этой символики Андрей Рублёв дал обет молчания до конца своей жизни, а может быть, ему просто отрезали язык. Не исключено, что Юрий Дмитриевич является также соавтором символики и сюжета «Троицы». Именно Юрий Дмитриевич создал Новый Символ Москвы в виде витязя побеждающего дракона. Исследуя содержание герба Москвы и Российской Федерации, а также «Троицы» Андрея Рублёва, можно сделать вывод, что князь Юрий Дмитриевич был очень большим любителем и сторонником символического искусства, и без его поддержки мифологизация образа народного поэта в преподобного старца никак не могла бы произойти.

Герб Москвы

Нет сомнений, что «Троица» Рублёва была написана в честь Сергия Радонежского и имеет к нему непосредственное отношение, а детальное изучение этой символики может рассказать многое, о чём до конца своей жизни молчал Андрей Рублёв. Формально считается, что на картине изображена сцена из Ветхого Завета — явление трёх ангелов Аврааму. «Гостеприимство Авраама», изложенное в восемнадцатой главе библейской книги Бытия, повествует о том, как праотец Авраам, родоначальник «избранного народа», встретил у дубравы Мамре трех таинственных странников. В следующей главе они были названы ангелами. Во время трапезы в доме Авраама, ему было дано обетование о грядущем чудесном рождении сына Исаака. По воле Бога, от Авраама должен был произойти народ великий и сильный, в котором благословятся… все народы земли. Это единственный пример из мировой литературы где прямо рассказывается, что некий народ создаётся искусственно с конкретной целью — научить все остальные народы уму разуму.

Сразу кажется очень странным, что сюжет описывающий создание еврейского народа является одной из самых почитаемых икон в традиции русской православной церкви. Значит что-то здесь явно не так. Посмотрим, что же в действительности изображено на этой картине и что именно хотел сказать автор её символики. На картине изображены три ангела, сидящие вокруг центра всей композиции — чаши, в которой находится голова жертвенного тельца. Символическое понятие испить чашу до дна означает достойно перенести всё, что предстоит испытать в сложной жизненной ситуации и впервые появляется в книге пророка Исайи:

51.16 И Я вложу слова Мои в уста твои, и тенью руки Моей покрою тебя, чтобы устроить небеса и утвердить землю и сказать Сиону: «ты Мой народ».
51.17 Воспряни, воспряни, восстань, Иерусалим, ты, который из руки Господа выпил чашу ярости Его, выпил до дна чашу опьянения, осушил.

В чаше, которая находится на столе перед ангелами, находится голова Тельца. Как известно, звёздный знак Сергия Радонежского, который родился в мае — Телец. Беседа трёх ангелов в контексте преданий XIV века относит нас к апокрифу «Беседа трёх святителей», откуда появился «Шаломень» и сказание, что «Русь за Шаломенем еси», а Москва — это Новый Иерусалим. В широких народных массах «Беседа трёх святителей» была известна значительно лучше, чем ветхозаветный сюжет. Этот символ может говорить о том, что «Три святителя» принесли в жертву русичей, которым пришлось испить чашу в Куликовской битве, но таким образом они сплотили в единое целое и фактически создали новый великий русский народ, аналогично ветхозаветной истории. Князь Юрий Дмитриевич видел в этой идее Новый Символ для Руси и русского народа. Всё самое великое рождается в страданиях, иначе никак не выходит.

Если посмотреть на символику, расположенную в верхней части иконы «Троица» Андрея Рублёва, то над правым ангелом расположена ГОРА, над средним ДУБ, а над левым здание, стена которого упирается ангелу в ПЛЕЧО. Это здание как бы находится на плечах у этого ангела. Слово «ус» в индоевропейской этимологии означает «плечо». Таким образом, за ангелами в символическом виде изображена сказочная русская троица, Горыня, Дубыня и Усыня. Троица «Горыня, Дубыня, Усыня» восходит к индоевропейским мифам. Центральным сюжетом в «Ригведе» (второе тысячелетние до нашей эры), является противостояние между Индрой и Вритрой. Во всех индоевропейских народах, так или иначе, встречается миф о битве богатыря или бога с Драконом, но в русско-славянском варианте Перун бился с Велесом. Правда, исследователи отмечают некоторую непоследовательность народных верований: с одной стороны Перун противник Велеса, а с другой стороны они оба персонажи положительные…

После принятия на Руси христианства, Перун трансформировался в Илью Пророка со всеми своими перуанскими свойствами. Когда моя прабабка рассказывала народные предания про Илью Пророка, как во время грозы он разъезжает по небу на своей колеснице, то она фактически рассказывала мне про Перуна и, соответственно, про Индру. Илья Пророк послужил основой для возникновения богатыря Ильи Муромца, а Велес для Волота Волотовича. В русских былинах Илья Муромец сражается с Драконом. Это соответствует тому, как Перун сражается с Велесом, а Индра с Вритрой. Даждь-бог по-видимому трансформировался в Добрыню Никитича. Поэтому отображая Троицу Рублёва на русские былины получаем, что слева направо там находятся Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алёша Попович. Это подтверждает авторство Сергия Радонежского в создании этих персонажей. Это также указывает на то, что именно имел в виду Сергий, при употреблении слова Троян.

Ангел, который находится слева, как бы благословляет двух других и возвещает идею о возникновении Нового Иерусалима, что символизирует город, который лежит на его плечах. Как известно из ветхозаветного сказания, двое из тех ангелов, которые явились Аврааму, отправились на погубление Содома, города, по библейским рассказам, прогневившего Бога многочисленными злодеяниями его жителей. Из жития Сергия Радонежского мы знаем, что он отправил двух своих монахов для участия в Куликовской битве, значит другим символом, здесь обозначается сам Сергий Радонежский, как левый ангел, который благословляет на Куликовскую битву, то есть ту страшную чашу, которую придётся в результате испить русичам. Создателем еврейского народа считается Моисей. В «Троице», Сергий Радонежский фактически нарисован, как «русский Моисей», создавший русский народ, аналогично Моисею, создавшему евреев. Русский Моисей — это значительно более высокий титул, чем просто игумен земли русской.

В статье А. Санрэгрэ «Троица» Андрея Рублева — иконография тайнописи»: samlib.ru/s/sanregre_a_w/trinitybyandreirublev.shtml, я нашёл очень интересное детальное исследование, как именно было нарисовано здание над левым ангелом и что конкретно оно означает. Санрэгрэ показывает, что колоннами рублёвского храма является монограмма «IНЦИ»[3]. Четырехбуквенная аббревиатура «IНЦИ» в России впервые появляется именно в конце XIV века. Привожу отрывок из его статьи без изменений:

«При первом взгляде мы ясно различаем лишь две буквы: левая от зрителя колонна — «I», а справа комбинация из колонны и колонки дают «Н». Но, во-первых, «Н» в уставе и в начале XV века писалось с наклоненной вправо горизонталью (хотя с XIV века известны случаи и «прямого» «Н», все же это характерно лишь для полуустава, а в уставе буква с такой графикой читается как «И восьмеричное»); во-вторых, поскольку трудно представить, что возможно монограммирование в какой-либо богослужебной надписи не всего «титула», а только его части, — будь рублевская монограмма двухбуквенной, ее следовало бы объяснить мнимой игрой случайных линий. И графическая реминисценция абриса «палат» с табличкой креста дело бы не спасла.

Но перед нами не две, а все четыре необходимые буквицы. Буква «Ц» появляется как синтез «I» и «Н». Недаром нижний штрих горизонтальной перекладины «Н», если его мысленно продолжить, составит касательную к окружности венца. Верхняя часть этой окружности и соединяет две первые буквы монограммы в третью. При исследовании подлинника (мне пришлось проделывать это в начале 80-х в Третьяковской галерее прямо в экспозиции при помощи лупы и шаткого стула, любезно предоставленного сотрудниками музея) видно, что Рублеву не сразу удалось найти такое расположение горизонтальной перекладины буквы «Н». Сейчас, когда реставраторы перемыли этот фрагмент, видны поиски иконописца — две или три его предварительные попытки найти оптиґмальное положение горизонтали, при котором не разрушалось бы ни «Н», ни «Ц». И в конце концов Рублев его нашел, отказавшись от изображения капители на колонке и уравняв высоту колонки над верхней горизонталью «Н» с длиной вертикального штриха на большой колонне (от нижней горизонтали перекладины этой буквы до его пересечения с венцом).

Последняя буква монограммы — «И восьмеричное». Она повторяет графику «Н», то есть перед нами случай «полной лигатуры» двух букв, известный в некоторых рукописных памятниках XV века. (Таковы заставки Евангелий от Луки и Иоанна в Четвероевангелии 1480-х гг.) В это время «Н» и «И» становились уже столь неґразличимы в своих написаниях, что обычное для устава «И» с горизонтальной перекладиной было и в частичных лигатурах очень удобно для объединения его с «Н». Этим и воспользовался Андрей Рублев.

Мало того, две капители двух колонн точно воспроизводят графику шрифтовых засечек устава. Вспомним о раскрытых книгах в руках апостолов на рублевских фресках в Успенском соборе Владимира. На каждом книжном развороте по две буквы: і — Иоанн, «МТ» — Матфей и т. д. Для XV века такие буквенные обозначения — новаторство Рублева. А точнее, воскрешение архаики предыдущих веков, поскольку в XIV в. имена апостолов на книжных страницах писались обычно полностью. Но и на фресках Рублева во Владимире шрифтовые засечки идентичны капителям колонн хотя бы тем, что ими отмечены только верхние окончания букв. Значит, уже в 1408 г., работая вместе с Даниилом Черным, Рублев уже задумывается об архитектурности буквиц, словно примеряясь к грядущей высоте своего труда, словно готовя себя к духовному подвигу 20-х годов.

Итак, две буквы на книжном развороте. Реминисценция этой композиции звучит и в монограмме на рублевской Троице, недаром и мы сначала увидели лишь две буквы из четырех. Но всмотримся внимательнее: красный угол внутри здания как бы повторяет графику книжного разворота. С той лишь разницей, что буквы словно сходят со страниц — ведь они объемны и находятся не на плоскости страниц, а перед ними.

Кажется, иконописец, будто бы вложивший друг в друга три предмета — храм, книгу и вершину креста, — пытается передать нам сакральное знание, видение Второго лица Троицы в тот миг, когда Логос принимает чашу своего земного воплАтощения.

Судя по всему, автор «Троицы» ассоциировал Сергия Радонежского не только с «русским Моисеем», но и с «русским Иисусом». В картине «Троица» символики намного больше, чем я пока смог найти, но это тема для будущих исследований.

Примечания

  1. Желая обуздать русских князей, воспрянувших после Куликовской битвы, Тохтамыш велел пограбить русских гостей и захватить их суда, а сам в 1382 году с большим войском пошёл к Москве. 26 августа Москва сдалась. Множество народа было перебито, город был разграблен. После этого татары взяли и разграбили Переяславль, Владимир, Юрьев, Звенигород, Можайск и другие подмосковные города.
  2. Сергей Есенин «Не жалею, не зову, не плачу…»
  3. Пилат же написал и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски. Первосвященники же Иудейские сказали Пилату: не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский. Пилат отвечал: что я написал, то написал. (Ин.19:19-22)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *